Categories:

Афины, Метеоры и беженцы

В Афинах мы жили в центре, где проживали также и всякие беженцы, которых держали в Греции как на перевалочном пункте. Афинский центр производит самое удручающее впечатление. Мы по приезду прогулялись по Афинам, благо у нас был свободный день. Еще когда нас везли из аэропорта, шофер (который оказался греческим репатриантом) сообщил, что с начала кризиса в Греции закрылись 100 тысяч торговых точек и это прямо-таки бросается в глаза, витрины многих, да что там, большинства магазинов, закрыты железными ставнями, а я-то еще удивлялась, как это в центре города почти нет магазинов, да и вообще, центр сияет пустыми глазницами окон, много нежилых домов, как-то даже ходить неприятно. Плюс еще стертая почти до основания плитка на тротуарах, асфальт, у которого был такой вид, как будто его положили лет 50 назад, но, правда, ни ям, ни колдобин не было. Разметка как таковая на улицах отсутствовала как класс, ни тебе пешеходных переходов, ни стрелок, ни полос. Иногда кое-где встречались былые следы роскоши. Улицу надо было перебегать на свой страх и риск, но, правда, машины едут довольно медленно, так что попасть под машину не грозило. Поначалу я списала это на присутствие беженцев, но ведь не беженцы же стерли плитку, уничтожили разметку. Ну, про мусор я молчу. Это просто мэрия плюет на благоустройство центра, а с другой стороны, чего бы ей беспокоиться об этом, ради беженцев? Ну, хотя бы, ради туристов. Их-то греки эллины хорошо общипывают. Например, в гостинице по выезду мы должны были платить еще налог на гостиницу, а плюс к оплаченной экскурсии должны везде были покупать входной билет, что было очень странно, в других странах этот билет входит в стоимость экскурсии. 

И вот в один прекрасный день мы отправились на  Метеоры — это скалы, состоящие из смеси песчаника и обломочной горной породы и достигающие в высоту 600 м над уровнем моря, в горах Фессалии на севере Греции.  Там нам предстояло посещение женского и мужского монастырей. 

Монастыра

Скалы такие необычные, даже мне понравились, хотя я не любительница гор. Вот здесь видно, что они черные и конусообразные.

Ну, и раз уж мы должны были зайти в монастыри, я оделась поприличнее — надела свою любимую французскую блузку с длинным рукавом, длинные же брюки и на шею нацепила настоящий морской жемчуг, привезенный из Китая. А насчет юбки я зря беспокоилась, в монастырях выдают съемные юбки, только бы ходили, все ради бизнеса. Кстати, в монастырях я узнала неожиданные для меня вещи. Так, нам рассказали, что на горе Тавор произошло преображение Христа. Вот-те на. Сколько ездила на экскурсии в Израиле, никогда нам об этом не рассказывали, интересно, почему? Там, значит, произошло вот что. Раздался глас господний с неба и господь бог публично признал свое отцовство, то есть с этого времени Христос по умолчанию считался сыном божьим. А насчет Успенья я сама догадалась, увидев картину с девой Марией на смертном одре, господи, да это же от слова усоп, то есть мать Иисуса умерла и её забрали на небо, так что вся семья воссоединилась, вот это и празднуют. А то я такая безграмотная в христианских праздниках, что думала — Успенье это от слова успех. Ну, мне простительно, я религией никогда особо не интересовалась. И это при том, что мой прадедушка был немаленьким чином в православной церкви. Прабабушка пыталась меня приобщить к православной вере, но мне было тогда уже 7 лет и нет, в этом возрасте уже поздно это было делать, мозги детям надо начинать промывать с самого рождения, тогда, может, будет какой-то толк, а так я скептически отнеслась к рассказам о добром дедушке, сидящем на облаке. Так вот, как только я увидела картину с богоматерью, лежащей на смертном одре, я тут же сообразила, что Успенье это не то, что я думала, а от слова «усоп». В свое оправдание могу заметить, что моя мама тоже об этом не знала, а ведь её мать была верующей. 

Монастыри на Метеоре, конечно, давно превратились в фикцию, какое уж там уединение от мира, когда там мотаются толпы туристов, а просто делают деньги. Ну и коль им а-кавод.  

Вечером, когда нас высадили у гостиницы, мы решили еще сбегать в супермаркет, купить бутылочку греческого вина, он был совсем недалеко, через два переулка, но район, конечно, был стремный. Пока мы шли до супермаркета, муж все время пенял мне, какого черта я поперлась в жемчугах в супер и, вообще, могла переодеться. На что я отвечала, что я, чай, не королевских кровей и ради десяти минут нет смысла идти переодеваться. 

Насчет королевских кровей, это я вспомнила фильм, где рассказывается о любви принца Уильяма и его будущей жены.  В этом фильме Уильям приглашает к себе на каникулы группу однокурсников по колледжу, и среди них, конечно же, его будущая жена. И вот они возвращаются с охоты, где их возглавляет принц Чарльз и он говорит: «вот сейчас придем, переоденемся и пойдем в церковь». Однокурсник Уильяма негодует: «как, опять переодеваться!», на что Уильям ему отвечает: «да, а к ужину еще раз. Добро пожаловать в мой мир!».  

Ну, так мы и пошли в супер как были. Уже стоим в кассе, а муж меня торопит, быстрей, да быстрей. Вышли мы на улицу, я и спрашиваю, что, мол, за гонка. А он мне говорит: «там два здоровенных жлоба так на тебя смотрели, так смотрели...». — Да ладно, пошутила я - может я им понравилась. Чего это ты о греках так плохо думаешь? — Да какие греки, это сирийские беженцы. Ну и тут мы припустили по направлению к гостинице. К счастью, их долго обслуживали на кассе, а то могло бы кончиться все не так радужно.

Но все равно на другой день сирийские беженцы нас настигли. Вечером мы решили больше не рисковать и не таскаться по супермаркетам, а просто спустились в гостиничный бар и заказали по бокалу вина. Не успели мы расслабиться, как вдруг вбегают три (уже три!) сирийских беженца (я не могу гарантировать, что это не были те, вчерашние, я их, правда, не успела рассмотреть) и требуют от бармена деньги. Эх, вот это экшн! Тут же выбегают из подсобки три здоровенных грека (а среди эллинов полно высоких и толстых, за 2500 лет отъелись), скручивают этих несчастных беженцев  и вышвыривают их на улицу. Видимо, это происходило уже не в первый раз. Но все равно, это было самое настоящее ограбление была попытка ограбления, а мы даже не успели испугаться. Но третий раз мы решили не рисковать и пошли в бар, который находится на крыше, в надежде, что уж сюда-то сирийцы точно не доберутся. А там, на крыше был виден Акрополь и он светился, и это было просто ах как хорошо! 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded