albetina

Categories:

Купить машину в Израиле

Поскольку мы начали работать в Израиле через полгода по специальности, то есть с нормальной зарплатой, которая тогда казалась мне охренительно большой по сравнению с тем, что мы получали в России и еще потому, что мой муж умеет копить деньги, через два года мы насобирали сумму для покупки машины, у мужа были водительские права и поэтому мы получали льготу на приобретение автомобиля. К тому времени мы уже переехали в Нетанию и поэтому за покупкой машины мы отправились в Тель-Авив. Там, на улице Намир(?), уже забыла, как она называлась, располагалась куча представительств автомобильных компаний. Первым делом мы зашли в «Мерседес», там к нам отнеслись безразлично, никто к нам не подошел, наверное. потому, что у нас на лбу было написано, что мы совсем свежие олимы. То же самое повторилось в БМВ. А третья компания была «Ровер». Ух, как нас там облизали, с ног до головы, тем более, это был декабрь и они очень хотели продать последнюю машину. В итоге, учитывая олимовскую скидку и скидку на конец года, мы купили белый «Ровер» за 80 тысяч шекелей. О, какая это оказалась хорошая машина, английской сборки. Она не сыпалась ни после 3-х лет, ни после 6-и. Она была полностью укомплектована — сигнализация, радио, подушки безопасности и все, что там прилагалось к новому автомобилю. 

Все наши друзья и знакомые были ужасно удивлены, почему мы не купили «олимовскую» машину, ведь тогда все покупали Каю, Субару, Судзуки... Когда я брала уроки вождения, я рассказала своему инструктору, какую машину мы купили. Он был поражен: «то есть вы добавили всего 20 тысяч шекелей и купили машину другого класса!». Ну. вот так уж нам повезло.

В течение тех лет, пока мы ездили на «Ровере», к нам постоянно подходили люди на улице и спрашивали, не хотим ли мы продать нашу машину. А один деятель из Тель-Авивской ирии перепугал меня насмерть. Как-то в один прекрасный день раздался звонок на мой мобильник:«геверет, у тебя есть белый «Ровер»?».  А тогда на «Ровере» ездил наш младший сын, у него ещё не было своей машины. У меня затряслись руки и ноги. Я решила: все, случилась авария. От страха я даже не сообразила, что в случае аварии звонить, скорее всего, будет полиция, но уж никак из ирии. Сдавленным голосом я спросила: «что случилось?». — «Ой, геверет, не волнуйся, все в порядке. Я просто хотел спросить, ты не хочешь продать свою машину?» — «Нет, не хочу» — «А твой муж не хочет?» — «Не думаю» — «Ну, дай мне его номер» — «да на, отвяжись». 

И так мы ездили и ездили на нашем прекрасном «Ровере», пока муж не поехал встречаться со своей однокурсницей, которая приехала совершать паломничество на севере Израиля. На обратном пути, когда он стоял на красном светофоре, в него врезалась на полной скорости машина с тремя ешиботниками. Чем уж они там занимались в машине, что можно было не заметить красный светофор и машину, стоящую на перекрестке, мне неведомо, но наш несчастный «Ровер» был признан total lost, на этом мы с ним и распрощались. А ведь перед этим мы поменяли аккумулятор и поставили новые шины, эх, деньги на ветер...

Через неделю, лишившись машины, нам пришлось идти за покупками в супермаркет. С трудом дотащив оттуда пакеты, я сказала, что больше я пешком в магазин не пойду и надо срочно покупать новую машину. И мы купили «Октавию», но зато нам по знакомству дали хороший номер, с четырьмя семерками подряд, потому что у мужа одноклассница работает в фирме по продаже автомобилей. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded