albetina

Category:

Опять печальный пост

Умерла моя университетская подруга Таня. Её дочка прислала мне письмо на электронную почту. У Тани была онкология, она четыре года боролась, но онкология победила. В конце болезни она весила всего тридцать килограмм.

Я с последний раз с Таней виделась в 2019 году, когда мы приезжали в Казань. Тогда она была еще бодрая, только волосы все вылезли после химии и Таня была в косынке. Хорошо все-таки, что дети умерших друзей сообщают о их смерти — шлют смс-ки или письма на электронную почту, а так бы я и не узнала, что моей подруги больше нет.

Как же это больно, когда уходят друзья твоей юности. С ужасом вспоминаешь свой возраст и думаешь, что уже подходит к концу твой жизненный срок. Счастье, что никто из нас не знает, когда он придет, наш конец — то ли через два года, то ли через двадцать. а то и тридцать лет.

А с Таней мы подружились на первом курсе, когда нас послали работать на какой-то завод. Убей меня бог, не помню, что мы там делали, но сохранилась фотография, где мы с ней позируем с лопатами (копали что-то, что ли?).

А потом так и дружили все пять лет учебы в университете. Хотя были мы совсем разные — я из благополучной семьи, а у Тани была неполная семья, мать её воспитывала одна двух дочек и работала уборщицей, так что уровень дохода их семьи нетрудно представить. Но что-то нас сдружило. Я, правда, никогда не была снобкой и всегда сходилась с людьми, если они были мне интересны. У меня был умозрительный опыт из книг, а у Тани зато было много жизненного опыта, которого я, конечно же, была лишена.

Сколько бессонных ночей мы с ней прошли перед сессией, когда занимались вместе на пару. Сидели, занималисьдо ночи и потом, одурев от учебы, начинали гадать: «а вот ты бы прошла с крышкой от унитаза по улице Баумана (бродвей города Казани) за четверку?». Почему-то проход по казанскому бродвею с крышкой от унитаза казался нам каким-то ужасным унижением. Ха, сейчас я бы прошлась не только с крышкой, но и с самим унитазом, если бы это мне в чем-то помогло.

А если перед экзаменом в автобусе нам попадался счастливый билет, мы честно рвали его пополам и съедали. И это всегда срабатывало.

А потом, после университета, мы еще и работали вместе в одном закрытом институте, откуда я через четыре года ушла в другое место, чтобы получить квартиру. А Таня так и осталась там работать и в перестройку дела в этом институте шли так плохо, что им платили зарплату где-то 50 тысяч рублей, что в переводе на доллары означало всего навсего сто долларов. Она потом рассказывала мне, как они выживали — только за счет дачи. Сажали картошку и огурцы, а потом всю зиму питались этой картошкой с солеными огурцами. 

А теперь вот её нет. И все меньше и меньше друзей, с которыми я могу встретиться по приезду в Россию.

И еще умерла классная руководительница моего мужа в Черновцах, которая вела их с пятого класса. Недавно мы встречались с одноклассниками мужа и они решили помочь материально дочке этой учительницы, которую они помнят еще пятилетней девочкой. И вот мой муж уже несколько раз ездил на почту, чтобы получить переводы из Америки, Канады, Германии, Австрии. И, конечно, израильские одноклассники тоже все пересылают деньги. У одной одноклассницы сын держит бизнес в Черновцах, деньги переведут ему, а он уже отдаст наличные дочке. В Черновцах люди живут очень бедно и им эти деньги не будут лишними.

Вот только с почтой облом вышел. Перевод из Америки муж получил, а перевод из Германии ему не дали — а потому, что можно деньги на почте получить только раз в день и сумма ограничена тысячей долларов. Я удивилась: «это почему?». Почему, почему... А потому что борются с отмыванием капитала. Я мужу и говорю: «можно же каждый день по тысяче долларов переводить, за три месяца набежит почти сто тысяч». Не то, чтобы я собиралась что-то отмывать, вот просто любопытно.

— ага, размечталась. Уже через неделю тебя за ж... возьмут

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded