albetina

Categories:

Уходят мои одногодки

Наша подруга и, по совместительству,моя  одноклассница из Казани, прислала сообщение, что умерла от коронавируса наша одноклассница Вера А. Я с Верой встречалась, наверное, больше тридцати лет назад, но видела её на фотографии со встречи одноклассников. И там, на этой фотографии, она была такая расплывшаяся, что я удивилась, что это с ней вдруг случилось. В школе все мы были стройными девочками и полных среди нас не было. И мне рассказали, что как вышла она замуж за бизнесмена, с тех пор никогда больше не работала, занималась с детьми и не знаю, что привело её к такому весу, может, готовила, пекла, не следила за весом, трудно сказать.

Кстати, в российских фильмах я не раз встречала такое, что бизнесмен говорит своей жене, вдруг пожелавшей выйти на работу — «ты не должна работать, что скажут мои партнеры?». То есть, там существует какой-то негласный семейный кодекс — жена бизнесмена работать не должна. А чего тогда потом удивляться, что и муж-бизнесмен и жена-домохозяйка заводят себе любовников — им просто нужна эмоциональная встряска, а потому что с женой-домохозяйкой через какое-то время оказывается не о чем говорить и она все больше и больше отдаляется от мужа, у которого все его интересы на работе, где, собственно, он и дает выход эмоциям.

А в Израиле есть у меня одна подруга  (и тоже одноклассница по 131-ой математической школе), она работает семейным врачом в купат холим (больничная касса). И вот эта подруга почему-то очень ревниво относится ко всем моим высказыванием относительно коронавируса и, вообще, медицины. Видимо, считает, что раз у меня нет медицинского образования, то я и высказаться на эту тему не могу. Нет, я, естественно, не толкаю речи о лечении той или иной болезни и не рассуждаю о каких-то процедурах или, лекарствах. В лекарствах я, вообще, полный профан, кроме акамола и своего лекарства от давления, больше ничего и не знаю. 

Просто, когда началась эта дурацкая пандемия, отовсюду поперло такое количество информации о вирусах, о факторах риска, о статистике по умершим и заболевшим и высказывалось столько порой противоречащих другу другу мнений и гипотез, что иногда просто распирает от желания поделиться полученной информацией. Она мне как-то сказала: «ну вот, я же не высказываюсь относительно математики, и ты не должна ничего не говорить о медицине». Хм. Я ответила, что если ей что сказать о математике, то она может высказываться, я это только приветствую. Но вот только печалька, что в математике все очень и очень строго, никаких колебаний вправо-влево. Вот как была теорема Пифагора еще до нашей эры, так она и осталась до нашего времени. 

Недавно, правда, наткнулась на спор, где уверяли, что дважды два не всегда равно четырем. Например, в троичной системе, где всего три цифры, дважды два равно 11. Так ведь 11 в троичной системе это и есть четыре. Просто разное символическое изображение. С таким же успехом можно обозначить все цифры буквами — a, b, c, d и т.д. и уверять, что два умножить на два вовсе и не четыре, а  d, что, конечно, является несусветной глупостью. 

А вот с медициной все совсем наоборот. Еще не так уж и давно лечили больных цинковыми и ртутными препаратами, делали трепанацию черепа и кровопускание, или считали детей, грызущих мел, извращенцами и совсем недавно объявляли сливочное масло чуть ли не отравой, а потом вдруг оказывалось, что и масло сливочное нам нужно и что морская капуста не так уж всем и полезна, а только тем, у кого дефицит йода. То есть,  медицина действует методом проб и ошибок (это я не в упрек медицине, там и в самом деле все сложно и и многого ученые еще не знают). 

Поэтому люди и спорят о медицине, ну, не точная это наука, если медицину можно назвать наукой. У Йена Пирса в его книге «Перст указующий» описывается, как впервые пытались сделать переливание крови при помощи полого гусиного пера (то есть острый конец втыкали больному в вену и в полое отверстие пера лили кровь) и тогда, естественно, еще не подозревали о существовании разных групп крови и не могли понять, почему одним переливание крови помогает, а другие пациенты после этой процедуры могли и умереть. Нет, конечно, сейчас, у медицины несравнимо больше возможностей — появились всевозможные анализы, рентген, СТ, УЗИ,  и анализы на онкомаркеры и все равно, в медицине и в биологии еще полно слепых пятен и мы, похоже, знаем еще очень и очень мало о человеческом организме.

Или вот, совсем свеженький пример, прочитала в одном из постов Грубаса:

сошлюсь на профессора Сапольски, одного из крутейших авторитетов в области нейроэндокринологии и поведения приматов. Вклад генов в поведение и особенности личности - не больше четверти. Главное - среда.
рекомендую его стэнфордский курс лекций по физиологии поведения человека и книгу "Почему у зебр не бывает язвы" и "Кто мы такие"

а ему отвечают: 

его лекции давно устарели и не покоятся на исследованиях, лишь на предположениях. Наследственность определяет поведение на 60-80%. Остальное - воспитание и т.д. Ваш профессор слабо знал биохимию вообще и биохимию человека в частности.

То есть, то, что вчера считалось абсолютно верным, назавтра оказывается совершенным заблуждением, хотя, бывает, конечно, и наоборот. Одна история с Зиммельвайсом чего только стоит. Её можно назвать позором тогдашней медицины.

Ну, в общем, я высказалась в том духе, что у Веры был избыточный вес и это, видимо, способствовало летальному исходу. И моя подруга с ходу кинулась меня опровергать и доказывать, что давно уже ученые не думают, что лишний вес приводит к смерти о ковида и вот что у них есть приятель в Казани, ну с очень большим лишним весом и он заболел ковидом и благополучно от него излечился. Ну и что?! Излишний вес совсем не значит, что заражение короной приведет к летальному исходу. Но риск такого исхода все же выше, чем у человека с нормальным весом, потому что, как правило, лишний вес сопровождается еще и кучей разных болезней.

И я поэтому написала в Казань той подруге и спросила, а что там было у Веры со здоровьем. И она мне ответила, что у Веры было три инфаркта и диабет. Вот так. 

И вот насчет инфарктов мне совсем непонятно. У меня в Казани есть один бывший коллега, у которого тоже было три инфаркта, причем первый случился, когда ему было всего 37 лет. Потом, когда мы уже уехали в Израиль, у него случился и второй инфаркт, а не так давно и третий. В Израиле таким людям уже сделали бы или коронарное шунтирование или операцию на открытом сердце. А в России... Три инфаркта и никаких действий со стороны медицины. Нет, не понимаю. У меня в Израиле есть уже несколько друзей и знакомых, которые перенесли операцию на открытом сердце, потому что уже были забиты сосуды и некоторые из них пришлось менять (сосуды на замену извлекали из ноги) и сейчас у них у всех все хорошо.. А в России... Люди переносят по несколько инфарктов и никаких операций им не делают.   

Так что, теперь у меня тоже есть лично знакомый мне человек, умерший от коронавируса и, к счастью, пока единственный.

А второй... Есть, точнее, уже был, у нас в Казани друг. И месяца три назад он позвонил по Вотсапу и сказал, что собирается репатриироваться в Израиль и хотел получить консультацию. И после этого мы разговаривали по Вотсапу чуть не каждый день и он все спрашивал и спрашивал, а мы ему рассказывали, что знали.

Сначала он хотел приехать один, но мы его отговорили. Ну, и в самом деле, что делать одному человеку пенсионного возраста в Израиле? Ясно же, что ни о какой работе не может быть и речи. А проблема с жильем? 

И, вроде, он уже решил ехать вместе с семьей дочери, у которой к тому же есть диабет и они почему-то решили, что в Израиле диабет лечат. 

В общем, они потихоньку собирали документы и мы все перезванивались.

А потом он исчез. Ни в Вотсап не выходил и на телефонные звонки не отвечал. И мы что-то забеспокоились. 

И вдруг получаем сообщение от сына, что наш друг умер. Муж перезвонил сыну на телефон и он сказал, что его отец умер в больнице. Оказывается, у него было подряд три инсульта, но после третьего вроде уже шел на поправку и вдруг такой конец.

А мы теперь с мужем чувствуем себя как бы виноватыми — ведь если бы мы его не отговаривали приехать одному, может, он уже был бы в Израиле и его бы спасли. Хотя, может, и нет. Но все равно как-то не по себе.

Вот так все печально. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded