albetina

Categories:

Не хочу в Занзибар

Когда-то я ходила в ульпан (курсы по изучению иврита) гимел или далет (это что-то типа третий и четвертый уровень). Это был платный ульпан, но нам, нескольким новым репатриантам, все это оплатила фирма, в которой мы работали. Это был ульпан «Акива»в Нетании, у самого синего моря и я не раз слышала, что ах, какой это хороший и продвинутый ульпан..

Мне же этот ульпан не нравился. Он был жутко политизированный. Занятия проводились с шести до десяти часов вечера и состояли из двух уроков. И вот первый урок это был и в самом деле урок иврита, а вместо второго урока обычно проводилась какая-то лекция или выступление какого-нибудь политического или общественного деятеля. И это было как-то странно, потому что уроки-то все были платные и люди туда шли, чтобы овладеть ивритом, а им вместо этого пихали какие-то лекции.

И, кроме того, мы приходили туда после работы, после девятичасового, а то и десятичасового дня (да, в стартапах так и работают — по девять-десять-одиннадцать часов) и нам было жизненно необходимо продвинуться в разговорном иврите.

В этом ульпане в качестве учителей работали одни пенсионеры и им было, похоже, вообще плевать, будут их ученики как-то осваивать язык или нет, у них были какие-то свои интересы и они зачастую даже не помнили, какую тему проходили на предыдущем занятии и потому скакали с темы на тему безо всякой связи между уроками. Плана уроков у них тоже, похоже, никакого не существовало. В общем, качество преподавания было ниже плинтуса. Я не думаю, что все это делалось специально, чтобы вставлять новым репатриантам палки в колеса и подольше держать их неговорящими на иврите. Скорее всего, это было обычное израильское раздолбайство или просто пристроили учителей-пенсионеров на необременительную работу. Было смешно, когда уже перед самым концом занятий, наша мора (учительница) вдруг обнаружила, что её ученики не умеют склонять глаголы по временам, а прибегают к использованию инфинитивов.

А еще нам раздавали газеты типа «Едиот Ахранот» и мы тщетно пытались там что-то понять. Как нас уверяли, для чтобы понять статью, не обязательно знать все слова, некоторые можно понять из контекста. Ну да, если 90% слов тебе уже знакомы, про оставшиеся десять можно и догадаться, а вот если наоборот... А больше всего меня раздражало то, что на занятиях мы читали по очереди какие-то тексты. По мне, так это было бездарно потраченное время. Потому что там сидели взрослые люди и чтение они вполне могли освоить самостоятельно. Если ты уже читаешь на каком-то языке, то научиться читать на другом языке не представляет никакой проблемы и никакой учитель по чтению тебе уже не нужен. Достаточно упражняться дома хотя бы по десять минут.

А нам-то нужен был именно что разговорный иврит, потому что в стартаповских фирмах вся документация, вся переписка ведется на английском, а вот разговаривать на ешиве (заседании) надо было на иврите. Но с изучением разговорного все было очень и очень плохо. Практически мы совсем не не разговаривали на уроках, а только писали упражнения и пытались читать газеты. 

А еще в нашей группе была русскоязычная репатриантка, Надя, которая в то время снималась в рекламе бриллиантов и других украшений. Если бы она не сказала, что это именно она на всех этих рекламных плакатах, мы бы ни за что не догадались. Приходила такая скромная девочка, с хвостиками, безо всякого макияжа. А на рекламных щитах у неё была какая-то сложная прическа, губы и глаза накрашены, платье с декольте и, самое главное, бриллианты, лучший друг девушек ну, совсем другой человек. Женщину можно очень сильно преобразить, вот только в реальной жизни ни у кого нет времени этим заниматься.

Небольшое отступление от темы. У моей школьной подруги была невестка (жена её брата). И брат с женой жили какое-то время с родителями мужа. И вот эта невестка (красивая женщина) каждый день с утра занималась макияжем и он занимал у неё... три часа. Её свекор пребывал всегда в шоке — как, как можно краситься столько времени? Она, правда, по специальности была юрист, видимо, ей не надо было на работу прибегать к восьми часам. Макияж, конечно, был классный, такая ювелирная работа. И выглядела она просто сногсшибательно. Но три часа корпеть над макияжем перед зеркалом...

Вернусь к ульпану. Я помню, как меня поразила учительница в нашей группе. Она сообщила нам, что её не будет две недели, потому что у её внука бар мицва и они с мужем везут его в сафари в Занзибар.

Для меня в то время поездка в Занзибар была равнозначна полету на Луну и я удивилась, как израильтяне кучеряво живут. Хлоп — и поехали на две недели в Африку.

Мы-то в то самое время боролись с минусом на нашем счету, который угрожающими темпами приближался к верхней границе, а, значит, процент по выплатам мог сильно возрасти, какие уж там Занзибары. 

Пришла домой и, конечно, поделилась с мужем. И его это тоже поразило до глубины души и он мне сказал: «когда у нас будет внук, мы его тоже повезем в сафари на бар мицву». 

Как же быстро пролетело время... И вот уже нашему внуку десять лет и мой муж говорит ему, что на его бар мицву (конечно, при условии, что он будет хорошо учиться, мой муж все привязывает к учебе) мы поедем на сафари в Занзибар.

А внук говорит: «не хочу в Занзибар, хочу в Париж».

— ой, ну ты же уже был в Париже 

— а я опять хочу в Париж 

И я его понимаю. В Париже в гостинице и в ресторанах французы умилялись его симпатичной мордашке, дарили ему маленькие презенты и трепали по голове, а он все время меня спрашивал — а как будет по-французски спасибо или пожалуйста, я ему говорила и французы умилялись еще больше. Это какой же мощный стимул для изучения языков.

Нафига нам сдалась эта нищая неухоженная Африка. Лучше поехать в самый замечательный город на Земле. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded