albetina

Category:

Побег с ребенком

Жительница Ашдода вывезла ребенка в Россию из-за подозрений полиции

Жительница Ашдода, которая подозревалась в том, что морила голодом своего 4-х летнего сына, покинула пределы Израиля в день проведения первого судебного слушания по ее делу. По данным СМИ, женщина забрала ребенка из больницы «Шнайдер» (Петах-Тиква) и через несколько часов улетела из аэропорта имени Бен-Гурион.

Как сообщает 12 канал ИТВ, гражданка Израиля улетела с ребенком в Россию. По мнению социальных служб, когда родители ребенка узнали о судебном иске, было принято решение любой ценой избежать передачи ребенка в приемную семью.

Три недели назад мальчик вновь попал в больницу с симптомами острого недоедания и потери веса. Социальные службы собрали информацию о ребенке в больницах, куда его родители обращалась в последнее время и затребовали от суда перевода ребенка в приемную семью на фоне издевательств со стороны родителей.

Странно как-то это все выглядит. Подозревают родителей в том, что они морили ребенка голодом, при том, что те сами привезли ребенка в больницу. У него могло быть какое-то вирусное заболевание, которое сопровождается потерей веса или что-то еще. 

Или вот недавно наткнулась на пост, где автор рассказывает о проблемах с кормлением ребенка (его возраст, вроде, тоже четыре года, точно не помню). Ребенок почти ничего не ест, отвергает любую новую пищу. И там с ним и матерью работают психологи, учат, как постепенно приучать его к другим продуктам. Оказывается, это очень тяжелая и кропотливая работа, по крошке, по капле давать пробовать — и еще раз, и еще, но не давить на ребенка, не запугивать, а просто предлагать. И, в конце концов, по закону перехода количества в качество, произойдет качественный скачок. 

А что было бы в Израиле? Да скорее всего, изъяли бы ребенка из семьи, делов-то.

Я вспомнила, как точно так же мы мучались с младшим сыном и подумала, что если бы в Союзе в то время существовали социальные службы, у нас бы, скорее всего, изъяли детей из семьи.

А трудности наши начались, когда закончилось грудное вскармливание (примерно в семь месяцев) и ребенка перевели на кашки, творожки, детские пюре. Он ел так мало, что казалось, не ел совсем ничего. Каждое кормление превращалось в пляски с бубнами. Мы развлекали его игрушками, книжками, прибаутками, пытаясь впихнуть хоть еще немного. 

— ну, еще одну ложечку — за маму, и еще одну — за папу. Иногда ребенок сдавался и позволял нам вложить содержимое ложечки ему в рот. Сидел несколько секунд в задумчивости и выплевывал содержимое на слюнявчик.

И я думаю, что там была точно такая же проблема, как в вышеприведенном посте. Только тогда об этом никто не знал и в книгах нигде не было даже упоминания об чем-либо подобном.

Меня ругали в детской консультации, потому что ребенок не набирал вес, мне было ужасно стыдно, но я не знала, что делать, а медсестры и врачи ничего не могли посоветовать. В наше время, если из детской консультации сообщили бы в социальные службы о таком, думаю, за этим бы последовал визит соцработников к нам домой.

Разница между нашими детьми год и десять месяцев. И в ту пору старшему было два с половиной года. Такая маленькая разница воспринималось в Союзе как что-то ненормальное. В то время второго ребенка рожали, как правило, когда старшему было шесть-семь лет. Считалось, что мама, сидя в декрете будет помогать ребенку адаптироваться к школе. У всех моих подруг и одноклассников были братья/сестры на шесть-семь лет либо младше, либо старше. 

А тут вдруг разница меньше двух лет. Когда я, беременная, шла с ребенком по улице, ко мне подходили люди и интересовались, неужели я так люблю детей, что решилась рожать с таким маленьким перерывом. Я девушка воспитанная была и старшим не грубила (а очень хотелось), только про себя думала — «да тебе-то какое дело?».

Но больше всех недовольна была, как ни странно, моя мама. Она считала, что мы не сможем уделять старшему сыну достаточно внимания и ребенок будет заброшен, что, собственно, она и озвучивала при ребенке. Считалось же, что дети в таком возрасте ничего еще не понимают. Щас! Все он прекрасно понял,  намотал на ус, и принялся манипулировать бабушкой. Он у нас рано начал говорить, в полтора года разговаривал уже фразами. И как только мы приводили его к моим родителям, бежал к бабушке и начинал ей жаловаться: «за мной никто не смотрит, дома меня не кормят, ручки мне не моют».

Бабшка начинала ахать и ругать нас с мужем. И как я не уверяла её, что это просто детская ревность, причем с её подачи, мама мне не верила. Она считала, что мы все внимание уделяем младенцу, а старший позабыт-позаброшен. Ага, позабыт-позаброшен. Мы возвращались из детсада или с прогулки и пока раздевались в коридоре и вытаскивали из коляски младенца, старшенький бежал к холодильнику и к нашему приходу на кухню уже сидел в своем детском высоком стульчике и ел творожок. 

Не исключено, что подобное он выдавал и в садике. И в наше бы время из садика тоже могли настучать в социальные службы и у нас бы — бах — и забрали детей без разговоров. Ну, а как же  — морим их голодом. К счастью, там работали опытные воспитательницы и они знали цену детским фантазиям.   

А проблема с кормежкой младшего сына как-то сама собой рассосалась. Правда, в школе он отставал в росте, но уже после приезда в Израиль вытянулся и догнал своих сверстников.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded