albetina

Categories:

Так просто, воспоминания

В Черновцах есть человек, который осуществляет уход за могилами близких тех людей, которые уехали в другие страны, в том числе и в Израиль. Его услугами пользуется, в том числе, и мой муж. Там, в Черновцах остались могилы его отца и бабушки. А вот брат моего мужа не верит в честность этого человека и считает, что он нам вешает лапшу на уши и все фото, которые он нам присылает, поддельные, с других могил. Мы его долго убеждали в том, что на фотографиях стоит дата и её подделать довольно сложно (не в курсе, возможно ли это вообще). Да и потом, ну это же глупо. Есть люди, которые ездят в Черновцы и разоблачить обман ничего не стоит.

И тогда брат сказал, что он не сам ухаживает за могилами, а нанимает для этого бомжей. Ну, нанял субподрядчика и что? Кому от этого плохо? Могилы ухожены и бомжи получили какие-то деньги и пусть им всем будет хорошо.

И вот этот человек прислал нам в Скайпе сообщение, что он работал вместе с Товстоноговым и прикрепил фото, которое он так и подписал: «Я и мой друг Товстоногов». и я его понимаю, почему бы  не похвастаться? Оказывается, в той, прошлой жизни, он был театральным фотографом, а театральный фотограф, как я поняла из информации в Интернете, это довольно значимый человек в театральной иерархии.

А еще он написал, что снял фильм про Черновцы и обещался вскорости нам его прислать.

И тут я вспомнила, что в Нетании мы два года снимали квартиру тоже у театрального художника, Михаила, и он работал в каком-то израильском театре, а жена у него была балерина. И эта балерина не нашла себя в Израиле и уехала в Москву, и поэтому они развелись, а потом и хозяин нашей квартиры решил, что ему тоже будет лучше в Москве и умотал туда, сдав нам квартиру. Кстати, мы потом узнали, что он там прекрасно устроился и зарабатывал хорошие деньги.

А в Хадере жил его отец, который прибыл в Израиль в конце девяностых, почти как мы. И этому отцу мой муж отвозил каждый квартал деньги за аренду. Отец нашего квартиросдатчика Михаила был инвалидом, у него не было одной ноги. И он рассказал моему мужу, что в Москве он был главным инженером известной кондитерской фабрики и вдруг ему поступило предложение от которого он не мог отказаться — уйти с его должности за солидное вознаграждение. А он отказался. И тогда его взорвали в машине, но он остался жив, а вот ногу потерял. И операцию ему оплатил тогдашний мэр Москвы Лужков. Да, это были страшные бандитские девяностые. В то время приезжали люди из России и говорили, что мы не можем себе представить, что там тогда творилось — ты мог зайти в подъезд и наткнуться там на труп. Вот после этого он и уехал в Израиль.

И вот после таких историй я все время думаю про теорию четырех рукопожатий — я через четыре рукопожатия могу дотянуться и до Клинтона, и до Путина, и до Трампа, и до Нетаниягу (до Нетаниягу вообще за три).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded