albetina

Category:

О вранье

Разговариваю с мамой по телефону. Она мне говорит, что вчера чуть не поругалась с моим братом. И из-за чего? Оказывается, в это время по телевизору шла передача про НЛО и мама посоветовала ему тоже посмотреть, на что брат возмутился и ответил, что он такие идиотские передачи не смотрит. Потом мама спросила, а смотрю ли я что-то подобное и я тоже сказала, что нет. И тут мама стала мне рассказывать, что на передаче присутствовали две контактерши и одну из них инопланетяне взяли к себе в НЛО и это перевернуло всю её жизнь.

В этом месте я скептически хмыкнула, на что моя мама воскликнула: «ну не могут же они врать?!»

 — это почему же? Очень даже могут. Все люди это умеют, причем с самого детства. А все эти передачи постановочные, участники там говорят то, что положено по сценарию

Но нет, мама мне не верит, а верит каким-то незнакомым ей теткам, которые сидят в студии и за деньги вешают всем лапшу на уши. Ну, не буду же я переубеждать старого человека, хочет верить, пусть верит. Но просто удивительно, как можно дожить до 90 лет и безоговорочно верить тому, что говорят по телевизору. 

Всю нашу жизнь с рождения и до самой смерти нас сопровождает вранье. Можно, конечно, скорбеть по этому поводу и возмущаться низкой человеческой натурой, но это реальность, в которой мы живем. Кстати, психологи утверждают, что ребенок, который не умеет врать, плохо социализирован.

Социализация (от лат. socium общество) - это система отношения между членами этого общества. Быть социализированным человеком - это значит овладеть, практически, системой отношений между людьми.

И это, в общем-то понятно. Как в обществе будет выглядеть человек, который никогда не врет? Ясно, что каким-то социопатом. Вот, к примеру пришел он в гости к друзьям и они показывают ему их новорожденного сына, а он, вместо того, чтобы восхититься, заявляет чистую правду, что ребенок совершенно некрасив. И как долго он продержится в этой компании?

Ложь может быть во благо, когда, к примеру, один человек не хочет обидеть другого человека, поэтому говорит ему не то, что видит, а то, что тот хочет услышать

Вот был у меня дядя, брат отца. Так он обожал резать правду-матку на сборище у родственников. Правду, естественно, по его понятиям. Мог, например, сказать старшему родственнику, что он козел, а другому, что тот идиот. Если кто-то был с ним несогласен, накидывался на человека и начинал орать на него и оскорблять. И вот такие психопаты теперь вовсю резвятся в социальных сетях. К счастью, их можно забанить. А как забанить в реале, если это к тому же еще и твой родственник? Поэтому его не отвергали, но считали, мягко говоря, неадекватным, а по правде сказать — психом. Как какое-то семейное сборище, так мой дядя непременно затевал скандал.

Я, по всем критериям, социализирована была очень хорошо. Помню мой первый случай вранья, кстати, совершенно безобидного.

Когда мне было лет 5-6, родители взяли меня в кино на фильм «Человек в коротких штанишках», там главный герой, мальчик лет 7-8-ми ищет свою биологическую мать и в конце, когда происходит их трогательная встреча, я разрыдалась, но почему-то постеснялась в этом признаться и соврала, что прищемила палец откидным стулом. Не знаю уж, поверили мне родители или нет.

Еще был случай. Примерно тот же возраст. Тогда дети спокойно гуляли одни, без сопровождения взрослых, и это считалось нормальным. Вот так и в тот вечер — гуляли мы с подружкой и с удовольствием залезли в какую-то глубокую лужу и стали друг друга стращать, что вот сейчас придет злодей и нас убьет. И так сами себя перепугали, что рванули из этой лужи, не разбирая дорог и в панике я там потеряла сапожок. Сообразив, что меня будут ругать за эту несчастную обувку, я придумала историю, что на нас напали хулиганы и мы бежали от них быстрее лани. Родители сами перепугались и не стали вдаваться в подробности. Хотя про педофилов тогда вроде не знали.

Ну, и потом, в школе, тоже приходилось врать. Несмотря на то, что я была отличницей, мне периодически писали замечания в дневник — то забыла вторую обувь, то нагрубила учительнице, то показала язык матери одноклассницы, с которой у нас были не самые лучшие отношения. К счастью, страницы дневника тогда еще не нумеровали, и я без зазрения совести выдирала оттуда листы с замечаниями. Ну, чтобы не расстраивать родителей.

Да и потом, в более взрослом возрасте, я не гнушалась ложью. Шла на свидание, а говорила, что иду к подружке, подрабатывала на меховой фабрике, а говорила, что на ВЦ, не пошла на экзамен и соврала, что сдала. Все уж, конечно, не упомнишь. Но что уж было, то было.

Но это все была ложь во спасение, то есть с какими-то целями. А вот то, что люди могут врать просто так, из любви к вранью или к фантазии, можно это и так назвать, я долго не подозревала.

Мне 12 лет и мы только что перехали в новый дом. На улице лето, подружек у меня еще нет и мне ужасно скучно. Всяких гаджетов тогда у нас не было, по телевизору шли занудные передачи для взрослых, книги, конечно, были, но невозможно же весь день только читать и читать. Я выхожу во двор и вижу девочку в очках, сидящую на штабеле из досок, оставшихся от строителей. В детстве было легко подружиться — спросил, как тебя зовут и вы уже знакомы. И стали мы с этой девочкой Олей общаться.

И вот эта Оля рассказывает мне, что в неё влюбился мальчик старше неё и как он объясняется ей в любви, дарит цветы и, вообще, так красиво ухаживает. А Оля эта была на год младше меня, то есть было ей всего 11 лет. И я сижу, развесив уши, и думаю, какая красивая история любви, но что-то меня царапает. Потому что Олю эту совсем красоткой нельзя было назвать, она носила очки, на голове болтались крысиные хвостики и вся она была какая-то невзрачная, этакая серая мышка. И я удивляюсь — кто мог в неё влюбиться и почему? 

Уже потом, через несколько лет, вспомнив её россказни, я поняла, что она просто пересказывала какой-то любовный роман, где сделала себя главной героиней. Тьмы низких истин мне дороже  нас возвышающий обман.. Но тогда, в 12 лет, мне даже в голову не пришло, что можно так вдохновенно врать, просто из любви к искусству. 

Однако после того случая я поняла, что если удивляюсь, слушая чей-то рассказ, значит это стопроцентное вранье. Я еще не успела даже проанализировать услышанное, а подсознание уже выдает  — когнитивный диссонанс — что-то здесь не так! И вроде ни разу не ошиблась.

Так что, как ни возмущайся всеми этими лживыми людишками, приходится признать, что без вранья наше общество долго не просуществовало бы, просто поубивали бы друг друга. 

Врут все — подозреваемые на следствии; жены и мужья, ходящие налево, врут своим супругам; даже опоздав на работу, человек не хочет признаваться в том, что проспал и придумывает более вескую причину. На базаре тебя норовят обсчитать и обвесить, бизнесмены пытаются уйти от налогов, бухгалтеры химичат с документами, на заправке разбавляют бензин, Клинтону объявили импичмент из-за вранья, а уж как врут политики, все знают... 

И только дедушка Ленин, которого никак не могут закопать, честно признался, что это он разбил вазу. Зато потом этот честный человек такое замутил, что до сих пор расхлебать не могут.

И выходит, что ну никак нам не прожить без вранья.

 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded