albetina

Categories:

Чувство языка

Недавно где-то наткнулась на это предложение «Мама мыла раму» и  меня это прямо-таки выбесило. Ну вот, сколько можно? Эту фразу печатали в букварях моего детства. Правда, по букварю я в первом классе не училась, потому что пришла туда, уже читая толстые романы Жюль Верна и Майн Рида.

Но вот детей своих я учила по этому букварю и там все так же фигурировала эта идиотская фраза «Мама мыла раму». О господи, ну какую раму там можно было мыть? Даже в моем детстве никто так не выражался, говорили «мыть окна».

И вот уже в Израиле я купила  букварь для внуков и там эта несчастная рама опять фигурирует. То есть, уже для нескольких поколений детей составители букваря все долбят и долбят эту фразу: «Мама мыла раму».

Неужели нельзя придумать что-то более современное, кроме этой мамы с рамой? Жизнь-то изменилась за это время.

По аналогии вспомнила учебник иврита, по которому мы познавали тонкости этого языка. Мы начали учить иврит еще в Казани и я довольно быстро одолела этот учебник (на самом деле, он был не сложнее букваря) и думала, что зачатки языка у меня уже есть. А оказалось, что это были только иллюзии. По прибытии в Израиль я с ужасом осознала, что не понимаю  ничего из того, что говорят окружающие меня люди и не понимаю ни вывески, ни что написано на ценниках в супермаркетах.

И вот, сейчас я думаю — и кто только составлял этот учебник? Можно же было дать там людям элементарные понятия о жизни в Израиле — как пройти на такую-то улицу, где находится такое-то учреждение, или как открыть счет в банке, или как записаться на очередь к врачу или спросить в автобусе, куда он идет. Можно было просветить людей насчет арноны или о том, что при съеме квартиры необходимо переоформлять все счета на себя или что нельзя подписывать документы, смысла которых ты не понимаешь. 

Ведь можно же было сделать все по уму и подготовить новичков хоть как-то к их новой жизни.

Но нет, мы читали какие-то дурацкие диалоги каких-то вымышленных персонажей и в Израиле оказались в роли немых и ничего не понимающих людей.

Я помню, когда начала ездить на свою первую работу из Нешера в Нетанию, каждый день я подходила к кассе и заводила одну и ту же пластинку: «мне, пожалуйста, билет из Хайфы до Нетании и также билет из Нетании в Хайфу». Кассир мне попадался один и тот же и на третий раз он не выдержал и сказал: «ну чего ты так длинно говоришь? Скажи Хайфа-Нетания алох-ва-шов».

И я с ходу запомнила это выражение. Да еще к тому же оказалось, что такой билет стоит дешевле, чем если покупать два. И об этом тоже можно было рассказать в том первом учебнике иврита. А значительно позже я узнала, что можно еще купить картисию на десять поездок и тебе это обойдется еще дешевле. Кстати, не знаю, были ли тогда проездные на месяц? Если да, можно было бы еще съэкономить.

И вот все эти вроде мелочи мы не знали и постоянно оказывались в затруднительном положении. Сейчас-то, конечно, мы уже во всем разобрались, но ведь можно же было дать людям эти элементарные знания еще во время учебы.

А недавно муж подошел ко мне с вопросом, не знаю ли я такое выражение «תופעת מוכרת», ему прислали с работы в каком-то сообщении. Нет, я не знала этого выражения и уже хотела было полезть в Гугл, но посмотрела еще раз на него и что-то меня остановило. 

תופעת — наверняка, корень от слова להופיע, то есть являться, появляться, это-то слово я знала. Тогда תופעת — это появление, явление. Ага, явление.

А слово מוכרת  — что это? מכר — это тот, кого ты знаешь, значит מוכרת — это знакомый в женском роде. То есть, знакомое явление, как-то так. Или лучше так — известное явление. О, догадалась — известный феномен.

Муж, правда, пытался сбить меня с толку и уверял что это מוכרת читается как мухрат. Я еще раз посмотрела на это слово и произнесла «мухрат» и сразу поняла, что если бы на месте буквы «каф» стояла буква «хет», то это слово именно так бы и читалось. Но с буквой каф оно должно читаться, как я и прочитала — мукерет.

А мой муж говорит, что у них не все, даже ивритоязычные работники, поняли это выражение. Вот это для меня просто за гранью. Как, как может человек не знать такое распространенное выражение, да еще и на родном языке?!

И тут кстати вспомнила, что как-то мы с моей ивритоязычной коллегой обсуждали здоровье (мы с ней любим на такие темы поговорить, также, как и на многие другие, вот оказалось у нас много общего) и я хотела сказать про естественный отбор и вдруг поняла, что я не знаю как это сказать на иврите. Но не успела я закончить фразу, что я не знаю это выражение на иврите, как меня осенило. И я выдохнула: «ברירה טבעית».

Коллега изумилась: «как ты догадалась?». Вот честно, сама не знаю. Мне как будто это выражение прислали откуда-то сверху. А, может, это называется чувство языка...

И еще один момент, который меня занимает. Как правило, люди, которые пишут грамотно на родном языке, пишут также грамотно и на других, выученных, языках. Вот говорят — врожденная грамотность, врожденная грамотность. А я как-то в неё не очень верю.

Мне кажется, что у детей, которые рано начали читать, тренируется имиджевая память — то есть, они воспринимают слова, как картинки и когда видят слово, которое не соответствует картинке в их памяти, они испытывают диссонанс — значит, слово написано неверно. 

И потом уже, при изучении других языков, эта память точно также включается.

Вот как-то так — грамотный — он грамотный на всех языках

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded