albetina

Category:

Воспоминания детства

Я такой злостный прокрастинатор, мне ужасно стыдно. Давно собиралась, по примеру inga_den, написать пост о воспоминаниях детства, чтобы был и всё никак не могла собраться. Всё откладывала и откладывала и всё времени не находилось. Вообще, я удивляюсь, какие другие юзеры организованные — читают кучу книг, смотрят фильмы и сериалы в том числе, ходят в театры и на концерты и когда они это всё успевают? Видимо, более собранные, чем я. Но я пытаюсь работать над собой. И вот пишу о воспоминаниях детства, как и собиралась:

1. Одно из самых первых воспоминаний - мне между двумя и тремя годами, потому что я хожу ещё в ясли. Каждый приход в ясли сопровождается
моим отчаянным плачем. Но рыдаю я не потому, что не хочу расставаться с мамой, о, совсем нет Я уже прекрасно понимала, что никуда мама не
денется и вечером меня непременно заберут домой. А плачу я из-за двух вещей - первое, это огромная двустворчатая дверь из комнаты в коридор,
которую открыть мне не по силам и я чувствую себя из-за этого как в тюрьме (понятно, что слова я тогда такого не знала, но вот это чувство, что я
нахожусь в заточении, помню очень хорошо), выходит, даже для маленького ребенка существует такое понятие как "свобода" и второе - это то, что
после дневного сна нас, двух-трехлеток заставляли за собой застилать кровати. Видимо, для такого маленького ребенка это было очень тяжело.
А родители, увы, не могут даже преположить, из-за чего могут плакать дети в детском саду, на это может быть куча причин, вот только объяснить дети
ничего не могут

2. Мне года четыре-пять. Мы с папой едем в поезде в родственникам на Украину. В поезде есть ещё девочка примерно моего возраста. Мы с ней играем и в какой-момент решаем пойти в туалет, закрываем изнутри дверь, а открыть её уже не можем. В этот момент мы поняли, что останемся в туалете навсегда, и там умрем что нас никто не сможет открыть и горько зарыдали на два голоса. Через пару минут пришла проводница и открыла дверь своим ключом

3. Мне года три-четыре. Я гощу в Казани. Бабушка берет меня к своей сестре, у которой собственный дом с садом на Подлужной. У них там куры, утки, гуси. Я брожу меж кустов смородины, которые одуряюще пахнут и вдруг на меня нападают гуси. Они угрожающе шипят и клюют меня за ноги. Я отчаянно ору и бегу к дому, а гуси сзади меня преследуют 

4. Мне лет пять. Мы играем со детьми нашего дома во дворе. Но есть одна девочка, которую мы никак не хотим принимать в наши игры, мы дразним её и смеемся над ней. А потом эта девочка умирает. Я узнаю это совсем случайно, подслушав рассказ соседки моей маме. Соседка рассказывает: «и она всё просила снять с неё рубашечку, потому что ей было нечем дышать (видимо, речь шла о скарлатине)». Я слушаю в ужасе и, хотя даже в моем возрасте уже понимала, что после этого не значит вследствие этого нашей вины здесь никакой нет, но всё равно в моей голове так и крутилась эта цепочка: «мы над ней издевались, а потом она умерла». С тех пор не люблю, когда все на одного, даже если он не прав. Та, умершая девочка, до сих пор у меня болит

Самое интересное, что моя мама вообще не помнит этот случай 

5. Мне пять лет и я ношу чулки с таким лифчиком с резинками. Ненавижу этот лифчик со страшной силой, чулки постоянно сползают и выглядит этот лифчик отвратно. На улице уже апрель и я отчаянно борюсь с мамой, чтобы мне разрешили надеть белые гольфы. Спор завершается моей победой. Мы победили и враг бежит, бежит, бежит... Утром иду с мамой в детсад. На дворе апрель и на лужах ещё лежит ледок. Мне жутко холодно, но я стоически терплю. Чего не сделаешь ради красоты

6. А это я уже в детсаду, мне лет шесть. Нашу группу отводят в ясли, где находятся совсем малыши годика по два-три. Среди них сразу выделяется одна обалденно красивая девочка и имя у неё какое-то неземное, волшебное: «Эльвира». (Это уже потом, после переезда в Казань, я узнала, что это довольно распространенное татарское имя. Тогда же я услышала имя «Анвар», так звали брата нашей няни. И я считала, что это производное от «Январь» и восхищалась, какое же это красивое имя). И вся наша группа хочет играть только с Эльвирой, все пытаются обратить на себя её внимание или хотя бы потискать её. Хотя, казалось бы, ну какая разница, с кем играть? Ан нет, все хотят играть с красоткой.

Интересно, неужели представления о красоте встроены в нас с самого рождения? Вот откуда мы знаем, что этот человек красив? Никто же об этом нам не рассказывал, а модных журналов тогда не было. А всё равно, ты с первого взгляда определяешь, красив тот или иной человек или нет. И почему все так млеют перед красавицами? 

6. И опять мне пять лет. Меня ведут в детскую поликлинику делать то ли какой-то укол, то ли прививку. Зачем-то меня обряжают в мое самое любимое платье — бордовое, шерстяное, с вышивкой.

В кабинете врача на столе стоит шикарный чернильный мраморный прибор. Он мне ужасно нравится. Я так им зачарована, что даже не плачу, когда мне делают укол, а после укола  делаю два шага по направлению к двери и... падаю в обморок точнехонько на роскошный чернильный прибор.

Мое любимое платье испорчено навсегда, а кабинет врача художественно забрызган чернилами

7. И ещё раз о красоте. Мне уже шесть лет. И я первый раз в жизни страстно  влюбляюсь. И в кого? В женщину. 

Мои родители приехали по распределению в город Орск, на Орско-Халиловский комбинат, они по образованию оба были химики. И там у них, конечно же, сложилась компания, с которой они весело проводили время. И среди всех этих друзей иногда появлялась коллега одного из их товарищей, пионервожатая. Она была необыкновенно красивой женщиной. И когда я её видела, я, можно сказать, превращалась в соляной столб. Она была настолько прекрасна, что я была в недоумении, как, как другие этого не видят и раговаривают с ней как ни в чем не бывало, а я-то в её присутствии просто теряла дар речи и жутко завидовала её коллегам, которые могли видеть предмет моего обожания каждый день.

И это ещё один интересный момент. Похоже, и рождаемся мы с уже готовыми эмоциями, и это тоже результат биохимических реакций нашего организма.  

8. А это даже не знаю, как и назвать? Воспоминания детства или однажды усвоенная информация, которая помогла мне в неожиданный момент? 

Я уже писала, как жила в Германии у одной фрау, когда мне было 16 лет и как неожиданно я поняла анекдоты, которые рассказывали немцы. И долгие годы для меня это было загадкой.

И вдруг моя мама вспомнила, что в детстве у меня была няня-немка, из ссыльных. Когда я родилась, декртеный отпуск составлял всего три месяца и родители, конечно, не стали отдавать меня в ясли а наняли мне эту няню. А она, понятное дело, разговаривала со мной на своем родном языке.

Но из этого вытекает ещё одна загадка — неужели немецкий язык, который я слышала во младенчестве, вдруг всплыл в моей голове в нужный момент? И неужели я тогда всё уже понимала и набрала к году необходимый словарный запас? Это что же выходит, вся полученная нами информация сохраняется навсегда и не пропадает?

Да, в нашей жизни так много непознанного и непонятного

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded