albetina

Category:

Ещё один плевок в сторону СССР

В четверг специально поехала через тахану мерказит, чтобы зайти в русский магазин, у них там продается копченая скумбрия и что-то мне захотелось этой скумбрии.

Для проформы я, конечно, спросила у хозяина магазина, не пересолена ли эта скумбрия и он, само собой, стал её нахваливать и убеждать меня, что ещё никто не жаловался. Я все эти хвалебные рекомендации слушаю всегда вполуха, ну, во-первых потому, что вкусы у всех разные, а во-вторых, потому что у нас с ним разные задачи — его задача продать, а моя задача — купить что-нибудь вкусненькое, то есть то, что придется мне по вкусу. 

И вот этот миг счастья — скумбрия оказалась свежайшей и очень вкусной.

А я тут же вспомнила, как впервые попробовала эту самую копченую скумбрию в гостях у наших друзей. В этой семье жена работала бухгалтером в райпищеторге (те, кто жили сознательную жизнь в Союзе, меня поймут) и там, само собой, можно было купить разные деликатесы, которые в магазинах даже и не появлялись. 

И, увидев в Израиле, что эту несчастную скумбрию продают везде, я удивилась. Вот почему её не могли наделать для всех в СССР? Ведь эта скумбрия не годилась ни для жарки, ни для ухи, её можно было пустить либо на консервы, либо закоптить. Неужели уж улов скумбрии был настолько мал, что её не хватало, чтобы обеспечить потребности всех советских граждан? Или коптилен не хватало? Вот какого черта даже из такой фигни сделали дефицит?

А ещё эта наша подруга рассказывала, что они в своем райпищеторге делают себе на обед цыплят табака. Это уж вообще было за пределами моего понимания. Какие цыплята, откуда? Для нас курицу-то купить было за счастье. Но сковороду для цыплят табака мы все же приобрели — это была такая сковорода с двумя крышками — одна самая обычная немного выпуклая, а вторая такая плоская с пипочкой посередине, в эту пипочку вставлялась такая типа ручки с винтом и завинчивалась до упора и цыплята табака выходили совершенно бесподобные, под прессом, но это было уже после перестройки, то есть когда эти цыплята появились. И вот эту самую сковороду брат моего мужа посоветовал обязательно привезти в Израиль, потому что там таких не продают. И это был тот редкий случай, когда он оказался прав.

Уже потом, во времена перестройки мой муж и его друг, тот самый. у кого жена работала в райпищеторге, основали совместное предприятие и начали зарабатывать деньги. А потом... Как это всегда бывает, деньги их и развели. Друг этот решил, что негоже делиться и решил выставить моему мужу невыгодные условия. С тех пор их пути навсегда разошлись.

И как-то, когда мы приехали в Казань, этот друг заказал ресторан, чтобы с нами встретиться, но мой муж категорически отказался туда идти. Пришлось мне как-то сглаживать ситуацию и объяснять, что у нас уже все визиты расписаны и у нас просто нет времени, чтобы с ними встретиться.

А еще мы были как-то в гостях у двоюродной сестры моего мужа, свекор которой заведовал модным тогда рестораном «Акчарлак», прямо напротив нашего института и у неё мы ели какую-то обалденно вкусную копченую рыбу желтого цвета. Ой, это было что-то. Кстати, подобная желтая рыба продается и в Израиле, но не в супермаркетах, а в определенных магазинах и вот эта желтая рыба всегда вкусная, она никогда не бывает пересоленая.

Кстати, родственники мужа всегда удивлялись, почему мы не ходим на поклон к этому директору ресторана и не берем там всякие вкусности.

Ну вот, оказалось, мы такие люди, которые не любят просить. Я лучше обойдусь без этих деликатесов, но выступать просительницей не буду.

Ещё когда мы жили в Казани, моя подруга, которая работала тогда зав.отделением невропатологии, возмущалась своим мужем-гинекологом:

— вот как он не может спросить, где работает его пациентка или её муж? Ему, видите-ли, неудобно. Но я же спрашиваю...

На что её муж отвечал, что противно просить. И мы с ним были солидарны

Да уж, она всегда спрашивала. Мы иногда, между друзьями, посмеивались над её «нужниками». Там были парикмахерши, работники трикотажного ателье, мясники, работники книжных магазинов и так далее. 

И как-то раз она пригласила на свой день рождения своего «нужника» — работницу трикотажного ателье. Они, кстати, в роддоме познакомились. Ну, вот умели же  люди заводить нужные знакомства. И вот мы все сидим за столом, эта работница ателье молчит, не выступает и вроде ничем от нас не отличается, но все равно в ней что-то было не то, явственно чувствовался человек не нашего круга (не сочтите меня за снобку), а что,  я так и не смогла понять — вроде. и одета она была лучше нас и манеры у неё были самые что ни на есть приличные, а вот было какое-то ощущение, что не наш человек. 


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.