albetina

Эх, как вспомню, так вздрогну

После того, как я вышла замуж, остро встал вопрос о жилье. Родители мои жили тогда в трехкомнатной квартире и с ними жил еще и мой брат-подросток И где нам было с мужем разместиться? Какое-то время после свадьбы мы пожили в общежитии, где у моего мужа была комната, которую он делил с другим сотрудником. Ну, пару месяцев этот сотрудник пожил в другом месте, но это же не могло продолжаться вечно. 

А папа мой мог спокойно переехать в четырехкомнатную квартиру в новом заводском доме, там ещё была вставка между домами и проекты были нестандартные, кухня была 15 метров и ванная комната десять. 

Но мой папа не захотел жить вместе в работниками завода, сказал, что ему и так их рожи надоели, ещё будет он с ними жить...

Так что пока мы снимали квартиру, которую нам нашла моя мама по знакомству.

Но зато мой папа предложил устроить меня в недавно открывшейся нефтяной институт, где замом по науке был его бывший заместитель, защитивший диссертацию. Вот так по блату я и пришла в этот институт. А с улицы туда никого и не брали, подозреваю, что даже водителей и уборщиц набирали по знакомству. Пришла за квартирой и в итоге её я и получила, но до этого мне пришлось потратить много нервов.

Определили меня в отдел, который занимался разработкой ингибиторов (ингибитор — это такое вещество, которое подавляет процессы засоления, образования ржавчины или отложений бактерий на стенках нефтяных скважин). И вот, стала я там «работать», а почему в кавычках, а потому что делать мне там было совершенно нечего и по этому поводу я ужасно страдала, чувствовала себя не пришей кобыле хвост и думала, что все меня дружно презирают. А ещё я не знала, чем занять себя весь рабочий день. По ночам я плакала и не видела никакого выхода из этой ситуации. Так что, если кто думает, что вот, блатных устраивают на работу и у них там всё идет супер-пупер, это далеко не так. 

А потом... От скуки я купила книжку «Машинопись» и  быстро освоила метод слепой печати на машинке и сразу же жизнь моя кардинально изменилась.

Меня тут же посадили на техдокументацию, а поскольку я печатала очень и очень грамотно и плюс у меня была хорошая память, я очень быстро стала незаменимой, а тут ещё слух о грамотной машинистке дошел и до начальства и ко мне стали прибегать секретарши и умоляли напечатать для их шефа документ, потому что же неудобно ехать в министерство с бумагами, пестрящими элементарными орфографическими ошибками. Кто там работал у нас в машинописном бюро, думаю, не надо объяснять.

Ну, и как откажешь генеральному директору.

Через два месяца я знала про эти ингибиторы всё — для чего служат, где производятся, их технические характеристики, так что ко мне частенько прибегали сотрудники за информацией

А дальше всё вообще пошло вразнос. Слух обо мне, как о грамотном и зачастили диссертанты-химики и даже биологи.

А дома у меня печатной машинки не было и, вообще, у меня было двое маленьких детей и я не могла задерживаться на работе, мне надо было забирать их из детского садика, который находился в другом районе и потом везти их на трамвае домой и я отбивалась от этих диссертантов всеми силами. А потом... Приехал диссертант из Грузии и встал передо мной на колени и умолял меня взять его работу и я так растерялась, ну вот как можно среагировать на коленнопреклоненного перед тобой человека?... А он тут же мне сказал, что договорится с моим начальством... и мне разрешили печатать диссертации в рабочее время.

И вот я печатала все эти диссертации и автоматом исправляла им ошибки, потому что рука уже сама собой печатала правильно, а они, эти кандидаты удивлялись и спрашивали, не химик ли я или биолог по специальности.

А мне всё чаще казалось, что все эти диссертации были на уровне студенческой работы и для этого даже не надо было знать химию или биологию, на сорока  и более страницах мусолилось одно и то же и никакой научной мыслью там и не пахло.

Но зато я тогда хорошо зарабатывала, за неделю я у меня выходило немного меньше, чем мой оклад в отделе.

И квартиру я получила через семь лет и тут как раз в нашем институте создали программистский отдел и я решила из этого отдела, где  работала свалить. Ой, что тут началось. Мой начальник сказал, что он ни за какие коврижки не подпишет мое заявление о переходе в другой отдел и что, вообще, это с моей стороны предательство, я ведь только что получила квартиру и тут же ухожу из отдела (можно подумать, он сам мне лично пробил эту квартиру), я тоже уперлась и сказала, что я же не ухожу из института и что, вообще, я имею право поработать по своей специальности.

А тут ещё пришел мой бывший начальник лаборатории, который к тому времени стал уже начальником патентного отдела и предложил мне перейти к нему работать и пообещал мне столько денег, сколько я захочу. А в то время для меня предел мечтаний была зарплата 200 рублей и вот именно столько я и попросила. Но, с другой стороны, я не понимала, а зачем я ему нужна, опыта-то в патентоведении у меня было ноль.

И я отказалась. И опять плакала по ночам и не спала, пока моему мужу это не надоело и он не позвонил моему папе и не рассказал, как страдает его дочь. И тогда мой папа позвонил своему другу, заму по науке и тот ужасно удивился и сказал, что я могу прийти к нему и он мне подпишет моё заявление.

И я перешла в программистский отдел и была там просто счастлива, нашла там себе друзей, с которыми мы до сих пор дружим и ездим друг к другу в гости.

В общем, я это всё к тому, что в итоге всё всегда налаживается и многое зависит от наших усилий, и заканчивается хорошо

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded