albetina

Categories:

Шедевры живописи

Мой папа выписывал кучу газет и журналов — в детстве это были «Веселые картинки», потом «Мурзилка», а затем «Костер», «Пионер» и «Пионерская правда», последние три мне не нравились, правда, иногда там печатали какую-нибудь повесть, но и повести, на мой развитый литературный вкус (я не шучу. Даже к десяти годам можно развить более менее приличный литературный вкус, если читать всё подряд, а иначе как научиться отличать плохую литературу от хорошей. Я имею в виду, что литературный вкус был хорош для десятилетней девочки) были так себе. А для взрослых плюс к этому выписывались «Новый Мир», «Литературная Газета», «Вокруг Света», «Наука и жизнь», «Химия и жизнь» (кстати, именно в этом журнале я обнаружила рецепт самого настоящего узбекского плова), «Огонек», «Смена», «Молодая Гвардия», «Роман-газета» и ещё куча всяких газет. Почтальонша жаловалась, что она только на нашу семью и работает.

И, конечно, уже будучи подростком, я всё время рассматривала фотографии разных картин в «Огоньке». И да, я благодарна «Огоньку», потому что благодаря ему я узнала очень много о живописи, ведь там ещё были и пояснения к картинам. Некоторые картины объявлялись шедеврами. Почему это были шедевры, я, конечно, не знала и верила журналу на слово, ведь там сидели всякие представительные дяди и тети, которые разбирались в живописи. 

Так я увидела там и «Сикстинскую Мадонну» Рафаэля. На картине была нарисована очень милая женщина с младенцем. И это тоже именовалось «шедевр».

Так бы я и осталась в неведении насчет этого шедевра, если бы в шестнадцать лет не поехала с группой школьников в ГДР (я об этом уже писала). И, конечно же, нас повезли в Дрезденскую галерею, где и находилась эта картина — «Сикстинская Мадонна» Рафаэля. 

Под эту картину была отведена отдельная небольшая комната, вся увешанная разными датчиками, камерами и сигнализацией, даже свет там был приглушенный. Посетители заходили в эту комнату по цепочке и останавливаться там было ни в коем случае нельзя, тебя тут же начинали подгонять смотрители. 

И вот я, в числе прочих туристов, захожу в эту комнату, подхожу к «Сикстинской Мадонне» и вдруг чувствую какой-то неземной восторг, я бы смотрела и смотрела на эту картину и не хотела оттуда уходить. Картина просто притягивала к себе, очаровывала, манила. В русском языке есть такое выражение «Красота, глаз не отвести», так вот это оно и было. Просто глаз не отвести. Очень трудно передать те эмоции, которые я тогда испытала. И только тогда я поняла, почему про неё говорят, что это шедевр. По репродукциям ты этого никогда не поймешь, надо именно увидеть оригинал.

И я думаю, что мне просто невероятно повезло, что удалось увидеть оригинал «Сикстинской Мадонны».

А потому что мне кажется, что там сейчас висит копия этого шедевра. И вот почему...

Когда мы уже были в Израиле и это был уже 21 век, наши друзья собрались в Германию и хотели посетить в том числе и Дрезден.  И, конечно, я им говорила и говорила о «Сикстинской Мадонне» и какое она производит впечатление и говорила о том, что они обязательно должны на неё посмотреть.

И что? Сходили они в Дрезденский музей, посмотрели на «Сикстинскую Мадонну» и сказали, что никакого впечатления она на них не произвела. Ну, картина как картина. Но вот что было странно — висела «Сикстинская Мадонна» уже в общем зале и никаких особых условий для неё не создавали. И я поначалу ничего не могла понять. Как же так? Ведь не только я была потрясена этой картиной, но и все остальные посетители не хотели уходить из этой комнаты. Что же вдруг произошло?

И тут я вдруг вспомнила один эпизод из «Синдиката» Дины Рубиной. Там был у Сохнута некий еврейский спонсор (мне показалось, что этот персонаж был списан с Березовского, но не знаю). В общем, этот спонсор лез во все дела Сохнута и как-то раз Дина Рубина обедала с ним в его ресторане и увидела там на стене картину «Пушкин в Лицее» и заметила, что это очень хорошая копия, на что этот спонсор совершенно спокойно заметил: «ну почему копия, это и есть оригинал, он мне здесь нужнее».

И вот после этого я и подумала, что в общем зале Дрезденского музея вполне могла быть выставлена копия. Нет, я не имею в виду, что её захапал себе какой-то частный коллекционер. Но, скажем, картина начала разрушаться, на неё влияли даже самые малые колебания воздуха, вот в музее и заказали её копию, а картину убрали с глаз подальше. или. может, краски совсем потемнели и стало нечего показывать, все-таки у картины возраст весьма и весьма солидный (1512-1513 год).  Вау, это же пятьсот лет. 

И опять-таки, какое же мне выпало счастье увидеть оригинал «Сикстинской Мадонны». Ни одна картина не производила на меня такого впечатления!

 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded