albetina

Categories:

Влияние окружения

Сидим мы со своей сватьей Ольгой у нас на балконе, потягиваем пиво и беседуем. И она мне говорит, что её дочь (то бишь наша невестка) вернулась из Парижа в таком восторге и, вообще, была там просто счастлива и и вдруг добавляет: «а вот у меня нет никакого желания поехать за границу». И я про себя удивляюсь и думаю, что вот как, как можно не хотеть путешествовать? Когда ты уже вырастил детей, получил образование, работаешь и у тебя даже есть внуки, то самое большое счастье — это ездить по разным местам и напитываться там новыми эмоциями.

А потом вспомнила себя, когда мы ещё жили в Советском Союзе и задумалась. Выходит, мы очень и очень зависимы от нашего окружения. Вот, например, в Союзе мало у кого были автомобили и у меня и не было такого желания — купить машину. Во-первых, они стоили очень дорого, а во-вторых их так просто даже за такую цену было не купить. Как-то раз мой муж предложил мне встать в очередь на машину у нас в институте, на что я ему сказала, что ладно, в очередь-то я могу встать, а вот если она года через два подойдет, где мы возьмем десять тысяч? Потому что жили мы от зарплаты до зарплаты и десять тысяч были для нас какой-то фантастической суммой.

Но ведь и мои родители тоже не купили машину, хотя с деньгами у них проблем не было, да и в очереди моему отцу стоять не надо было. Но нет, машины у нас в семье отродясь не было и вопрос этот даже не обсуждался. Кстати, когда мы были в мае в Казани, мой сын спросил свою бабушку, а куда они девали такую кучу денег, ведь мои родители очень хорошо зарабатывали. И моя мама не нашлась, что ему ответить. Ну, купили дачу, ну, была огромная библиотека, покупали продукты на рынке. А вот почему не приобрели автомобиль? Да потому что никому это и в голову не приходило. Хотя мы таскали тяжеленные сумки с продуктами на дачу в переполненной электричке, а обратно перли овощи, фрукты и банки с соленьями-вареньями. И так мучались с этими грузами, но никому не стукнуло в голову, что можно же было ездить с комфортом. Да потому что, почти ни у кого тогда не было машин, вот и не думали об этом.

Хотя, конечно же, были и люди, которые просто спали и видели купить автомобиль. Была у меня подруга детства, бывшая соседка, одногруппница и, по совместительству, коллега по работе в институте, куда мы попали после распределения. Тогда их семья решила копить на покупку машины и она года три ходила в штопаных-перештопанных колготках и это при том, что её отец был главным инженером одного важного завода, относящегося к оборонной промышленности.

Ах, да, ещё у одной моей коллеги по институту нефтехимической промышленности, была машина. Но там её муж, кстати, очень умный и предприимчивый человек, который закончил автомобильный факультет КАИ и учился в аспирантуре, вдруг ушел в автосервис, видимо, его туда устроил его тесть, он тоже был не хухры-мухры, а начальник Казанского аэропорта, те, кто жил в Союзе, поймут, что это тогда значило (господи, даже билеты надо было доставать по блату!). И там вот и купил свою первую машину.

А остальные наши друзья-знакомые-родственники все были безлошадные и тянуться, собственно, было не за кем.

И с квартирами было примерно то же самое. Получил человек квартиру от родного предприятия или купил кооперативную, или отошла ему бабушкина квартира, он так и жил там всю оставшуюся жизнь, почти никто не рыпался, чтобы поменять район или расширить жилплощадь (были, конечно, и такие, но совсем небольшой процент).

Поэтому, когда мы купили квартиру в новом доме и я сообщила об этом своему брату, он ужасно удивился: «а зачем вам другая квартира, у вас же есть? Когда я объяснила, что в новой квартире четыре комнаты, а не три, и что это новый дом, и что там нет эфиопов», он удивился ещё больше:«а чем тебе эфиопы-то мешают?». На что я ответила, что они мне так мешают, что я аж кушать не могу , аж рожи их видеть не могу. 

А так, в России полно людей живут себе в старых квартирах, оставшимся им от родителей и даже не помышляют перебраться в место получше. Но да, я понимаю, на всё нужны деньги и зарплаты там небольшие, а с другой стороны, а мы как покупали? Брали ипотечную ссуду, не все же деньги с собой привезли, покупали сначала со вторых рук, а потом перебирались в квартиры получше. А всё почему? А потому что в Израиле другое отношение к недвижимости, никто не считает, что надо жить всю жизнь в одном месте. Иногда даже сдают свою квартиру, чтобы снять другую в более приличном районе ради хорошей школы, или поднакопят денег и переезжают в более дорогой район. И ты здесь живёшь и всё это видишь и волей-неволей проникаешься теми же принципами.

Так же и с машиной получилось. Мы уже знали, что если приезжаешь с правами, то получаешь скидку на покупку первой машины (поэтому муж получил права), а всё потому, что почти все наши знакомые и родственники купили автомобили в течение трёх первых лет жизни в Израиле. Так что хочешь не хочешь, а и мы поднапряглись и тоже купили машину через два с половиной года.

Я уж не буду говорить про уровень зарплат, где даже на простых работах люди у нас получают гораздо больше, чем в России. У нас даже минимальная зарплата где-то раз в десять больше.

Ну, а теперь про заграницу. Опять-таки, в Союзе поездка заграницу была очень и очень непростым делом. Надо было набрать денег на недешевую поездку и потом ещё пройти комиссию из старперов, которые задавали всякие идиотские вопросы про политику и про коммунистических вождей, если ты ехал с одну из стран соцлагеря. Моя мама один раз умудрилась съездить в круиз по Юго-Восточной Азии, так на комиссии она предъявляла табель моего брата, тогда школьника и сказала о том, что я, студентка университета получаю Ленинскую повышенную стипендию, а папу, на всякий случай, в эту поездку не пустили.

А уж мы, жившие на одну зарплату (советское проклятие) даже и не помышляли о таких путешествиях. За все время, что мы были женаты, мужу удалось один раз выбить профсоюзную путевку в Сочи и то только потому, что он делал профкому программное обеспечение.

И, в принципе, ничего не изменилось, хотя Союза уж давно нет, но большая часть её граждан даже и не помышляет о том, чтобы рвануть куда-то заграницу. Я читала как-то данные о том, что всего в зарубежные поездки отправляется где-то процентов 10 россиян.

А в Израиле... Когда мы с мужем, уже работая, ходили в вечерний ульпан, как-то наша преподавательница сказала, что её не будет две недели, потому что она едет с внуком на бат-мицву в сафари, то ли в Занзибар, то ли в Кению, уже забыла. Тогда, в первые годы нашей жизни в Израиле, это было для меня равнозначно полету на Луну, но, тем не менее, в памяти отложилось... И когда я мужу напомнила про эту учительницу с её поездкой в Кению, он мне сказал:«а что, хорошая идея, поехать с внуком в сафари».

Да ещё коллеги по работе без конца отправлялись в путешествия — то во Францию, то в Амстердам, то в Америку. И это всё не могло пройти мимо тебя. Среда оказывает на нас очень мощное воздействие. Так что через три года мы тоже приобщились к заграничным поездкам и как же это оказалось здорово, я там получаю так много впечатлений и эмоций, что просто голова кругом. А вот, остались бы мы в России, таскались бы, как большинство наших знакомых, на дачу, закатывали банки с вареньями и соленьями и так бы и не посмотрели мир!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded