albetina

Categories:

Мы странно встретились...

Увидела у френдессы пост про Юрмалу и вдруг нахлынули воспоминания. Как мы с моей подругой (у которой я, как она говорила, была самой любимой подругой, а еще у неё была самая близкая подруга с детского сада, а у меня не было подруг с детского сада, а потому что я детство провела в городе Орске. Кстати, если вдруг меня читает кто-нибудь из города Орска — я бы вас попросила сходить сфотографировать дом, где я жила до семи лет, потому что, видимо, я уже никогда не приеду в город моего детства) ездили в Прибалтику, и было нам тогда всего 24 года. А ещё у этой моей подруги был старший брат и вот в эту поездку с нами отправился его друг. Сняли мы там комнату в Риге и жили в этой комнате втроем, а на третий день друг брата то ли пропил все деньги, то ли проигрался в казино (я, правда, не помню, было ли в Риге казино), но факт остается фактом — он остался без денег, обратный-то билет у него был, квартиру мы тоже оплатили вперед, а вот жрать было не на что. Пару дней мы его с подругой кормили, ну жалко же было, а на третий  день он пристроился к нашей квартирной хозяйке, она была женщина одинокая и холостой жилец ей пришелся очень кстати, так что дальше кормила его уже она, он и переселился к ней в комнату.

И частенько мы все втроем ездили в Юрмалу — побыть на море, развлечься на курорте. Вот так однажды приехали мы в Майори. И шатались себе праздно по этому курорту, как вдруг прямо нос к носу столкнулись с одной парочкой. Оп-па. Мужчина был нам очень даже знаком, поскольку был мужем подруги моей подруги, а та самая подруга была довольно известная в нашем городе куртизанка (не знаю даже, как по другому её назвать) и прозвище у неё было «Мэри Хопкинс». Но в миру её звали Света.  Да, она была роскошной женщиной и этот её муж принадлежал к элите города, потому что был сыном главного архитектора города Казани, а может даже и всей Татарии, уже не помню точно.  И они ещё были женаты. Это уже потом его жена стала валютной проституткой и уже в этом качестве очень удачно вышла замуж за какого-то иностранца, не помню за кого, то ли за шведа, то ли за немца. Но женщина, конечно, была породистая и знала себе цену. И этот вот сын главного архитектора (при живой-то жене) завел себе любовницу и поехал отдыхать с ней в Юрмалу и уж, конечно, он никак, ну никак не ожидал встретить в каком-то Майори своих знакомых и, тем более, знакомых своей жены. Ах, как тесен мир! После первого шока (с обеих сторон) нам пришлось раскланяться (всё равно уж засветился) и дальше мы уже проводили время вместе — лежали на пляже, ходили в бары и рестораны. Кстати, любовница его по сравнению с женой явно проигрывала, не было в ней шарма, изюминки, была она по виду эдакой простушкой, но что-то же он в ней нашел. Не исключено, что она была душевной женщиной, чего не хватало этому неверному мужу. 

И я делала фотографии всей честной компании — вот мы на пляже, вот мы на набережной, вот мы идем по Лоо, вот мы сидим в баре и ещё на пляже мы устраивали коллективные чтения Стругацких, это были «Жук в муравейнике» и «Улитка на склоне». И я опять  и опять снимала всех за интеллектуальным занятием.  

А потом мы вернулись в Казань и через неделю мне позвонил неудачливый любовник и попросил отдать ему пленки с компрометирующими кадрами. Но было уже поздно  — я проявила эти пленки и напечатала все прибалтийские фотографии. Я, конечно, об этом промолчала, это же были фото на память, я  никого шантажировать не собиралась и пленки ему отдала. А потом они развелись и ещё через какое-то время Мэри Хопкинс уехала за границу. 

А моя подруга, с которой мы ездили в Прибалтику, умерла в 46 лет

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded