Categories:

Мешает спать Париж...

Как же все-таки было здорово, что мы жили в центре Парижа. В организованном туре нас обычно загоняют куда-то на окраину, ну, где подешевле, но там зато гостиницы новые, а я старье как-то не особо люблю. Но, с другой стороны, гостиница-то нужна только для ночевки. Не будешь же там сидеть, если приехал путешествовать.

И, хотя это был район «Красных фонарей», там было абсолютно безопасно, мы, правда, позже девяти часов и не возвращались. Но я уже давно научилась определять всех этих мелких воришек и мошенников  — если около тебя крутятся одни и те же люди и глаза у них бегают, отсюда надо срочно смываться. Вот, например в Хельсинки — пока мы всей группой слушали рассказ экскурсовода, я заметила, что вокруг нас слоняются какие-то подозрительные типы. Нам потом рассказали, что в центре промышляют цыгане. И буквально через десять минут у одной молоденькой девушки из нашей группы воришка выхватил прямо на ходу телефон. Девочка, конечно, ужасно расстроилась, но не из-за телефона, а из-за утерянных фотографий, но ей тут же куча народа пообещала наприсылать разных фото.

А ещё, когда мы были в Казани в 2004 году, нас пытались обворовать три раза (3!), причем два раза с интервалом в полчаса и только благодаря моей бдительности этого не случилось. Воровку с пропитой рожой, которая пыталась вытащить в трамвае кошелек из моей сумки, я от злости стукнула литровой бутылкой прямо по фэйсу и пригорозила, что вызову милицию. И эта баба со своим подельником тут же выскочили из трамвая. А вот все последующие поездки не было даже никаких намеков на воровство — то ли их всех пересажали, то ли умерли от пьянства, не знаю. И сейчас в Казани тоже довольно безопасно.

А так... через дорогу от нас был магазин сувениров, минута хода от гостиницы — уличное кафе, ещё минута хода — «Старбакс», еще две минуты  — и ты в супермаркете «Моноприх», а если прогуляться по бульвару Клиши в другую сторону или по другой стороне улицы — там просто кишит от разных магазинов, кафе, ресторанов, кондитерских, да и метро в 2-х минутах ходьбы.

Вот только с кофе получился облом. Я уже привыкла, что в любой стране, даже не зная местного языка, ты можешь зайти в любое кафе и сказать «Капучино» и тебя поймут и тут же выдадут стакан горячего ароматного напитка. Но, как оеазалось, только не в Париже. Первый раз мы обломались в буфете гостиницы — вместо «Капучино» нам почему-то подали какао с молоком. Мы решили, что это какое-то недоразумение. Но нет, и еще в одном кафе, и ещё в одном нам радостно выдавали какао вместо кофе. И мы уж было решили, что у них вот такой французский «Капучино», но, к счастью, в «Старбаксе» они делали настоящий кофе с молоком. А еще в «Старбаксе» я все время брала горячий чай, потому что в гостинице чайника не было и это выводило меня из себя — возвращаешься вечером в гостиницу и даже не можешь выпить чаю. Мы же, «татары», всё время пьем чай.

А ещё в Париже продавались ананасы, мои любимые ананасы всего по одному евро за штуку. И ещё в каждом супермаркете продалвалась голубика в небольших коробочках. Я сначала голубику полюбила, а уже потом узнала, что она, оказывается, жутко полезная. Так что на завтрак у меня был кофе и бриоши с французской салями, ананас и голубика, невестка пила одно кофе, а дети... они не ели вообще ничего, чтобы через час начать стонать, какие они жутко голодные.

А однажды мы вечером забрели в супермаркет и дети были уже уставшие, причем их усталость выразилась в том, что они стали наступать друг другу на ноги и пихаться. Пришлось пойти их урезонивать. Я открыла было рот, чтобы привести им в пример французских детей, которых  было ни слышно ни видно, как вдруг до меня дошло, что никаких детей в супермаркете не было. Их не было ни на улицах, ни в метро. Ну, окей, я сделала скидку на летние каникулы, ну мало ли, может, дети у бабушек или в летних лагерях. Но где младенцы в колясках, где, наконец, беременные женщины? Их также не наблюдалось ни в одном месте. Это был весьма наглядный пример, что Франция вымирает. Когда мы приехали в Израиль, всё в том же супермаркете я сразу увидела кучу детей — они сидели в тележках или в колясках, бегали по залу или чинно шли около родителей и никакие летние каникулы не были этому помехой. Хм... А может миссия Израиля в том и состоит, чтобы спасти цивилизацию от вымирания, раз у нас с рождаемостью так хорошо?

Один день мы всё-таки урвали от парков развлечений и поехали на экскурсию по Парижу на автобусе «Hop On — Hop Off». Ах, какая это была замечательная экскурсия. Мы сидели на втором этаже, нам выдали аудиогид, мы ехали по Парижу под французский шансон, и, благодаря этому шансону, я просто ощутила Париж душой, почувствовала его. Мы выходили у Эйфелевой башни, у Лувра, у дома «Инвалидов», гуляли там и снова возвращались в автобус. В конце экскурсии мы снова вышли, чтобы прокатиться на кораблике по Сене и это снова было прекрасно.

А еще мы видели Нотр-Дам, правда издалека, но даже за квартал там всё ещё несло гарью. Поэтому мы туда не пошли.

И вот, пока мы гуляли по Парижу, я всё время спрашивала внуков, а что они знают о Франции?  

Слышали что-нибудь о Наполеоне? А о Вольтере? А о короле Людовике 14-ом?

Как выяснилось, дети не знали ничего, ноль. Ладно, внуку всего восемь лет, но внучке-то уже 12. И не знать даже Луи...

И вот тут я подумала, какое огромное значение в нашей жизни имеют книги. Вот знала же я к двенадцати годам и Вольтера и про его переписку с Екатериной Великой, и Наполеона, и французских королей, и кардинала Ришелье и даже про отечественную войну 1812 года знала — а это уже из моего любимого фильма «Гусарская баллада». К этому времени я уже прочитала и Дюма, и Жюль Верна, и Майн Рида (так что про американских индейцев тоже была в курсе). И все эти знания я получила не школе, а именно что из книг. А у них только игрушки в телефоне... Печально.

И я сказала внучке, что она никогда и не узнает ничего ни про историю Франции, ни про её великую культуру, если и дальше будет только втыкать в телефон. 

Тут, к слову, я сообщила ей, что в доме «Инвалидов» похоронен император Наполеон и похоронен он в семи гробах и внешний гроб свинцовый, а сделано это было для того, чтобы его поклонники не растащили гроб на сувениры, а его ярые противники не занимались бы вандализмом. Ого, какие страсти тогда кипели. И внучка немедленно захотела посмотреть дом «Инвалидов», но у нас уже не было на это времени. 

— да какие твои годы, всё еще посмотришь, было бы желание — успокоила я её.

И вот, уже в самом конце экскурсии, приятный мужской голос сообщил, что их фирма проводит и другие экскурсии и, в том числе, в Живерни. Меня как током ударило. Я же так хотела поехать в Живерни, как я могла об этом забыть?! И тут же подумала, что ещё один день развлечений я не переживу, мне надо сделать перерыв, и поэтому на другой день надела свою чудом спасенную шляпу и поехала в Живерни

Update: кстати, про эту песню, название которой я вынесла в заголовок. Когда я была молодая, я думала, что это про любовные страдания — ну, типа, он был в Париже, влюбился и теперь страдает, ведь они живут в разных странах. А вот теперь я думаю, что дело там было совсем не в этом. Герою светила командировка в Париж, но его кто-то подсидел или, может, он напился и попал в вытрезвитель или развелся с женой и командировку в Париж ему отменили как неблагонадежному  и послали в Мухосранск и там он лежит на койке «всего лишь по рублю» и страдает за Париж. Как-то так.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded