Categories:

В Казани религиозные тоже пытаются диктовать свои условия

У России и у Израиля вдруг, как оказалось, есть общие проблемы.

Вот, например, в Израиле — религиозные обозвали всех женщин в мини блудницами, ни больше, ни меньше, я уж молчу про попытки запретить все работы в шабат, закрыть также все магазины и места развлечений.

Но и в Казани тоже религиозные мусульмане не отстают.

Моя подруга рассказывает: «раньше у нас раз в год проводился день города. Все шли толпой через Булак (это такой канал внутри города) по направлению к Казанке мимо Кремля. И это было самое настоящее народное гулянье. Все шли пьяные, счастливые, там пели русские песни, а там татарские, люди танцевали, расстилали скатерти-самобранки — от нашего стола к вашему столу... И было это так хорошо. В воздухе был разлит дух братания и единения. Все ощущали себя единым народом и неважно было, кто ты по национальности. Но вдруг... Верующие мусульмане (а татары исповедуют ислам, правда, верующих не так уж много) стали качать права — это какое-то кощунство, с какой стати эта народная пьянка проходит мимо мечети Кул-Шариф и тем оскверняет ислам?»

Вот она, эта самая мечеть, ну, красивая, чего уж там

Строительство храма было начато в 1996 году как воссоздание легендарной многоминаретной мечети столицы Казанского ханства, центра религиозного просвещения и развития наук Среднего Поволжья XVI столетия. Историческая мечеть была разрушена в октябре 1552 года во время штурма Казани войсками Ивана Грозного. Воссозданная мечеть названа в честь последнего имама сеида Кул Шарифа, одного из предводителей обороны Казани.
Строительство храма было начато в 1996 году как воссоздание легендарной многоминаретной мечети столицы Казанского ханства, центра религиозного просвещения и развития наук Среднего Поволжья XVI столетия. Историческая мечеть была разрушена в октябре 1552 года во время штурма Казани войсками Ивана Грозного. Воссозданная мечеть названа в честь последнего имама сеида Кул Шарифа, одного из предводителей обороны Казани.

И это празднество взяли и запретили, низз-зя оквернять своим видом мечеть.

Я уж молчу о том, что строить мечеть на исторической территории Кремля было безобразием, по этому поводу было много споров, но мусульмане победили и все-таки эту мечеть воздвигли.

Кстати, в Казани мы взяли обзорную экскурсию по городу и я думала, что нам покажут новую незнакомую Казань. Да куда там. Нас повезли в Татарскую Слободу, в которой от той старой слободы не осталось ничего, а то, что нам показали, было отсроено заново для туристов. Этакий туристический аттракцион. В этой Татарской Слободе экскурсовод долго рассказывала нам, что в Казани не было своих медресе и им пришлось посылать татар на обучение в Турцию и Саудовскую Аравию... Тут экскурсовод смущенно потупилась и призналась, что там учащиеся нахватались экстремистких идей и это было  неправильно. Отмазывается от своих чокнутых единоверцев — подумала я.

— а вы знаете, куда должны быть обращены лица молящихся мусульман? — спросила нас экскурсовод. Экскурсанты молчали.

Счастливые люди, вздохнула я, они ничего не знают о мусульманах, и сказала: «их лица должны быть обращены к Мекке».

— совершенно верно — обрадовалась женщина.

В 90-е годы, когда СССР уже почил в бозе, в Казани вылезли наверх татарские националисты. И я очень хорошо помню одну из них — Файрузу Байрамову, чтоб было проклято имя её. Помню как она вещала о национальном самосознании и об угрозе ассимиляции, называла детей от смешанных браков манкуртами и призывала сжечь всех этих манкуртов в печах. А доля смешанных татаро-русских, татаро-еврейских браков достигала у нас 50 процентов.

Это было так страшно, я тогда ощутила какой-то первобытный ужас, хотя, вроде не и участвовала в ассимиляции татарского народа. Тогда я первый и единственный раз в жизни ощутила боль в солнечном сплетении, и эта боль никак не проходила. Моя подруга, заведовавшая в то время неврологическим отделением, сказала мне, что это на нервной почве и выдала мне несколько таблеток, вот только после этого меня отпустило.

Потом это чудовище голодало около Оперного театра на главной площади города, а почему, уже не помню. Я как-то проходила мимо и увидела эту идиотку, лежащую на раскладушке, лицо у ней было бело-желтое, как у покойника и я с омерзением постаралась убраться оттуда как можно скорее.

На наше счастье, этих татарских националистов довольно быстро придушили и все закончилось ничем, а эта мерзкая Файруза, по слухам, свалила в Турцию.

В 2004 году мы с мужем приехали в Казань и удивились обилию молоденьких татарских девушек в платках, но уже через три года, когда мы вновь посетили наш город, девушки в платках как испарились, Видимо, поиграли в ислам и надоело. Все же центральная Россия совершенно отошла от религии.

Я так вообще думаю, что татарам крупно повезло, что они оказались внутри России. За советский период их смогли оторвать от ислама и цивилизовать. Кстати, среди татар очень много умных и талантливых людей и, к счастью, они не стоят на карачках, молясь аллаху, а занимаются наукой, производством, преподаванием, медициной.

Да, и вот ещё — верующие татары обратились к правительству Татарстана с просьбой запретить продажу спиртного на весь праздник Рамадан.

А вот тут фиг вам обломится, со злорадством подумала я. Оставить на целый месяц людей без спиртного, да на это никакое правительство не пойдет.

И ещё. Меня не пустили в собор на территории казанского Кремля, потому что я категорически отказалась надевать на голову платок, которые выдают на входе в собор.

 — а вдруг там у кого-то были вши?! Да ни за что

 — ну тогда вы в собор не пойдете 

— да легко

Мне вообще все эти молельные дома как-то до лампочки. И все эти соборы давно уже слились у меня в один единственный собор Нотр-Дам, Его мне хватило с лихвой.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded