albetina

Categories:

В посте у chipka_ne увидела комментарий одной юзерши о том, что я писала о многомиллионных компенсациях выселенных из Гуш-Катифа поселенцев и и о том, что они якобы купили себе на эти деньги виллы. Пост этот chipka_ne снесла, так что не могу скопировать тот комментарий, привожу по памяти. Пошла в тот самый свой пост и внимательно перечитала его и комментарии. Нет, нигде я не писала такого. Так что девушка соврамши, хотя, может, она искренне в это верит, что я именно так написала, просто у неё из рук вон плохо с пониманием прочитанного.

А раз уж я вернулась к тому старому посту, не могу не привести ссылку на статью, написанную к 10-летию размежевания с Сектором Газы.

Желающие могут прочитать статью по ссылке. Я же приведу лишь отдельные фрагменты, касающиеся поселений:

В Гуш-Катифе была реализована экономическая модель "апартеидного Израиля" - евреи владеют землей, на которой работают за гроши палестинцы из соседних населенных пунктов. Это позволяло получать в многочисленных теплицах Гуша фантастически дешевую продукцию, которая экспортировалась потом за границу. Сельское хозяйство было единственной и базовой отраслью экономики Гуш-Катифа. Такая модель в мировой политологии называется "моделью внутренней колонии" - внутри некоего государства существуют анклавы, жители которых не имеют экономических и политических прав, зарезервированных за гражданами, и выполняют роль дешевой и неприхотливой рабочей силы. Государство, обладающее внутренней колонией, автоматически получает конкурентное преимущество перед теми, у кого внутренней колонии нет.

Бизнес-модель внутренней колонии плоха только одним - жители колонии могут бунтовать, и приходится задействовать армию для их подавления. Как только в дело вступает армия, бизнес-модель теряет свою привлекательность и становится нерентабельной. Разумеется, можно не учитывать в подсчете общей рентабельности расходы на охрану поселений, так у нас и делалось, но политическое руководство знает истинную ситуацию.

К началу 90-х годов на каждого поселенца Гуш-Катифа приходился один израильский солдат, охранявший его. Солдаты и поселенцы регулярно гибли в результате палестинского террора. Несмотря на это десятки тысяч палестинцев работали в теплицах у еврейских хозяев под наблюдением вооруженных израильских солдат. 

В Секторе Газы среди 1.2 миллиона палестинцев жили 8500 евреев, владевших пятой частью земель сектора. Если вывести оттуда этих евреев, Сектор Газы перестанет быть оккупированной территорией, и это резко изменит параметры демографического уравнения. Между морем и Иорданом станет на миллион с лишним меньше арабов, евреи перестанут быть на этой территории этническим меньшинством. Для "еврейского демографического государства" такой аргумент является решающим.

Израильское руководство пришло к выводу, что создание еврейских поселений в густо населенном арабами Секторе Газы, плотность населения в котором равна плотности населения в городе Берлине, изначально было ошибкой, и эти поселения надо ликвидировать.

Общественный сектор вообще в поселениях развит гораздо больше, чем в целом по Израилю, что позволяет говорить о "поселенческом социализме", а в Гуш-Катифе он был развит особенно. 65 процентов работающих жителей там были заняты на разных муниципальных должностях.

Вот пример таких должностей. В каждом поселении был координатор по охране автотранспорта. Житель Гуша, желающий выехать на своей машине в "большой Израиль", обращался к нему, координатор звонил в ближайшую воинскую часть, и оттуда отправляли джип, который сопровождал личную машину поселенцев до пропускного пункта Кисуфим.

Все это точь-в-точь соответствует тому, что я и писала в своем посте.

Кстати, вспомнила, что я же была знакома с поселенцами Гуш-Катифа лично. Я познакомилась с ними в самой первой фирме, где я работала. У нас работал сначала муж, а жена его в это время училась на курсах системных администраторов. Потом, по его просьбе, когда она уже окончила эти курсы, её взяли в нашу фирму на стажировку (читай: работать бесплатно) на три месяца. Да, я знаю, что это было незаконно (то есть, в то время я ещё об этом не знала), но той фирмы давно не существует, так что ничего страшного, что я об этом упомяну.

У мужа этой пары было разрешение на ношение оружия и, видимо, по причине опасности, они приезжали на работу в 12 дня, а то и к часу. Помню, как-то одна коллега сказала мне, что они работают до 9-10 часов вечера, то есть хотела представить их такими трудоголиками, что аж жуть. На что я ей ответила: «а до скольки они должны работать? Неужели до пяти часов?». Мы все тогда работали в фирме по 9-10 часов, в старт-аповских фирмах это не редкость. Уже потом я узнала, что у них в поселении был огромный четырехэтажный дом, вернее, трехэтажный, а четвертый этаж был подвал, плюс у них там был гараж и большой участок. Я тогда слабо разбиралась в израильских реалиях, но даже тогда меня это удивило — такой огромный дом и это при одном работающем. Как-то раз они пригласили всех русскоязычных к ним справлять Новый год, но у нас тогда еще не было машины и мы не смогли поехать, а бегать искать тремп, это не в моих правилах, я привыкла обходиться собственными силами. Но все присутствующие на этом праздновании были очень впечатлены и домом и участком, да это и понятно, тогда многие из нас еще жили на съемных квартирах, или, в лучшем случае, в купленных со вторых рук квартирах. 

А еще позже выяснилось, что их уже замужняя дочка категорически отказалась жить в этом поселении и уехала вместе с мужем в центр Израиля, да и сын подросток чаще жил у сестры, чем с родителями, они боялись за его безопасность. Они говорили, что, оставшись вдвоем, в некоторые комнаты не заходят месяцами. Да это и понятно, сколько там на двоих комнат нужно — кабинет, спальня, да салон, ну, может, еще комната для гостей. Да, в общем-то, уже было ясно, что люди вляпались по незнанию, и не знали, что делать с домом. О дальнейшей их судьбе ничего не знаю, так как наша фирма разорилась и мы все разбежались по другим местам работы. Надеюсь, что у них все сложилось хорошо.

Мы, кстати, когда приехали и были совсем еще зелеными олимами, тоже чуть так не вляпались. Брат мужа проел нам все мозги, что надо сразу покупать квартиру, вот мы и стали изучать объявления в газетах. И вдруг видим — Кирьят-Шмона, особняк в три этажа, участок и все это дело стоит 60 тысяч долларов. Звоним по объявлению, интересуемся, что да как. Собеседница наша, похоже, понимает, что мы вот только недавно приехали и ни черта не понимаем и интересуется: «а вы, вообще, знаете, что такое Кирьят-Шмона?».

Мы честно признались, что нет. А тогда Кирьят-Шмона обстреливалась с территории Ливана и жители города бегали в бомбоубежище. Брат потом обругал нас последними словами, мы же оправдывались тем, что мы не купили, а только спросили. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded