albetina

Categories:

Люди уходят

Я прямо что-то в шоке. Вчера встретила одну давнюю знакомую и та меня просто ошарашила: «а ты знаешь, что Мира (имя изменено) умерла?» Нет, я не знала, давно её не видела и тут меня как обухом по башке.

Миру я знаю где-то с 2000-го года. В том году развелся двоюродный брат моего мужа. У него с моим мужем всегда были очень хорошие отношения. Когда-то, ещё до нашей женитьбы, этот самый брат развелся с первой женой и пребывал в состоянии легкой депрессии, а чем лечат депрессию в России и на Украине, рассказывать не надо. И вот, как-то раз, мой муж, тогда еще студент Казанского Авиационного Института (далее КАИ), приехал в свой город детства и обнаружил там почти что спившегося двоюродного брата. Надо сказать, что у моего мужа была очень дружная и сплоченная семья, все двоюродные братья и сестры, со стороны отца,  довольно тесно общались и были почти как родные.  А единственная двоюродная сестра со стороны матери жила со своими родителями в Казани.

И мой муж уговорил его приехать в Казань и подать документы в КАИ, пообещав ему всяческую помощь и это были не пустые обещания. Тот, как ни странно, поддался на уговоры и, приехав в Казань, год отучился на подготовительном отделении и без труда поступил на первый курс, он был неглупый человек. И ещё этот брат был очень хороший организатор. Не раз он организовывал шабашку, куда ездил и мой муж, и мой брат и зарабатывали они там ну очень хорошо. То есть, с моей точки зрения, это действительно талант — надо найти с кем договориться, кому отстегнуть, в этом плане он был, конечно, деловой человек. 

Надо сказать, что в Казани государственный антисемитизм был практически на нуле, хотя бы потому, что к нам приезжали поступать евреи с Украины, как восточной, так и западной, те, кого не приняли в институты на родине. 

Помню, как на самой моей первой работе мой начальник сказал, что на Украине были такие высокие требования при поступлении в институт, что даже такие умные как (тут он назвал одного из наших программистов, в самом деле очень умного) не смог поступить в университет на Украине и поехал поступать в Казань (опять Казань). На что я засмеялась и объяснила ему, что на Украине был жуткий антисемитизм и евреев, отличников и умниц, просто не принимали и разбегались они с Украины кто куда — в Поволжье, в Москву, Ленинград. 

И вот, в этом самом КАИ, на подготовительном отделении он и встретил свою вторую жену. Ах, какая она была русская красавица! Типаж Анжелины Джоли. Я лично неоднократно наблюдала, как при виде её мужики впадали в ступор, а потом начинали суетиться вокруг неё, причем неважно, где это было — в России или в Израиле. А уж израильские сабры вообще теряли голову. Что красота делает! Интересно, что её семью нельзя было назвать благополучной в полном смысле этого слова. Нет, я не о том. что у них там были какие-то проблемы или насилие, вполне могло быть, что там царила любовь и уважение. Но вот что было странно — в их семье было четверо детей — две сестры и два брата, отец был слепой и работал в какоё-то артели для слепых, а мать занималась семьей и никогда не работала, на что они жили, я даже не представляю, хотя, может, я многого не знаю о жизни слепых. Но вот две сестры уродились редкостными красотками. 

Я помню, как-то мы отмечали день рождения одного из наших друзей в ресторане и вдруг туда же пришел двоюродный брат с женой. Когда мужчины за нашим столом увидели, что я с ней обнялась и поздоровалась, они на меня просто напали — «это твоя знакомая? Пригласи её к нам за столик!» Когда я сказала, что она с мужем и, вообще, зачем им это надо, они все равно с жаром просили меня её пригласить посидеть с нами. Вот что это такое? Инстинкт? Ведь знали, что им ничего не светит, так хоть посмотреть? Да уж, красота страшная сила.

У них родилось двое детей и, когда младшему сыну было два года, они переехали в Израиль. Что интересно, младший ребенок, сын, пошел красотой в маму. Был тоже умопомрачительный красавец — пшеничного цвета шевелюра и синие глаза. Девочки в школе обрывали телефон, все хотели с ним дружить. Нет, что все-таки делает красота! А вот старшая девочка пошла в родню мужа. Ну, обычная такая, не красавица, не уродина. Мне её мать с обидой рассказывала, насколько у людей в Израиле отсутствовал такт по отношению к детям — когда они видели детей, у них просто сносило крышу от мальчика, они приходили в восторг от младшего ребенка — какой милый, какой красавчик, ути-пути. Им даже не приходило в голову, каково это было слушать его старшей сестре. 

Ну, и понятное дело, муж её все время страшно ревновал. Собственно, на этой почве они и развелись. Но на её месте я бы развелась ещё раньше — когда в пылу одной из ссор он бросил ей — а ты вообще можешь убираться в Россию. Вот такое я бы не простила никогда. 

Нет, его вторая жена ещё пыталась спасти семью и послала его к психологу. Это уже потом стало известно, что все, кто приходил к этому «психологу», в итоге развелись. Развелся и двоюродный брат. Ушел на съемную квартиру, с детьми отношения тоже не очень-то задались. Так бы все и шло своим чередом, но тут опять вмешался мой муж. Он у меня товарищ общительный, у него куча знакомых в автобусах, магазинах, в нашем доме. Всех-то он знает, всех-то он помнит. Так и в этот раз. У него был один автобусный знакомый, который, кстати, тоже заканчивал в свое время КАИ, вот на этой почве они и сошлись. И вот этот автобусный знакомый как-то сказал ему, что у их семьи есть одна одинокая подруга и она как бы не против с кем-то познакомиться. Ну, мой муж тут же использовал эту возможность и предложил своему брату начать снова семейную жизнь.  

И в 2000 году они образовали новую ячейку общества. Пардон за пафос. Мира, кстати, была очень деловая женщина. Когда магазин электротоваров, где работал двоюродный брат, разорился и он остался без работы, это она уговорила его пойти на курсы таксистов. Он закончил эти курсы, пообтесался и стал очень прилично зарабатывать. 

Важно, что Мира была из Бельц. Как-то, совсем в другой компании, одна женщина, которая сама была родом из Кишинева, сказала, что Бельцы — это диагноз, но я тогда её не поняла. И только потом, послушав рассказы Миры о её родителях и увидев её отношение к дочери, до меня дошло, что та имела в виду. Как я поняла, родители в Бельцах всю свою жизнь приносили на алтарь детям — они отдавали им свои квартиры и переселялись в коммуналку, если была такая возможность, они полностью брали на себя внуков и полностью освобождали детей от каких либо домашних хлопот. Вот такой оказалась и Мира. Та квартира, за которую она выплачивала машканту, принадлежала, по её словам, её дочери и если бы эта дочь вышла замуж, Мира тут же бы убралась на съемную квартиру, чтобы только дочь была счастлива. 

И так жили-поживали двоюродный брат и Мира целых восемь лет, и дочери уже перевалило за тридцатник, как вдруг дочь Миры оказывается беременной и её будущий муж не против и жениться, но ему для будущей семьи нужна свободная жилплощадь. Своей у него нет и не было, а хочется. И Мира говорит двоюродному брату, что у них все закончено и она посвящает свою жизнь дочери и внуку и, вообще, уходит на съемную квартиру, а её дочь его знать не хочет и не хочет видеть даже на съемной квартире. Ну, это, конечно, версия брата. Версию другой стороны я не знаю, но, думаю, услышала бы там что-то совершенно другое. Брата изгоняют, дочка Миры рожает первого сына и Миру призывают вернуться обратно в квартиру. Дочь и её муж работают медсестрой и медбратом, и работа у них посменная и с ребенком им ну никак не справиться одним. И вот Мира переезжает к ним и берет на себя весь быт и внука. Надо сказать, что дочка у Миры довольно ленивая, все свободное время она привыкла проводить, лежа на диване. Как-то мы встретили её на детской площадке, как раз, когда Мира болела. Я, помню, удивилась, что это она стала такойквадратной? Ну, а что, Мира же привычная всю жизнь пахать. Затем рождается второй внук, и через некоторое время, и третий. Пока что они живут на соседней с нами улице и мы периодически видим Миру на детской площадке сначала с одним внуком, потом с двумя, а потом с тремя. И каждый раз Мира уверяет нас, как она счастлива заниматься детьми. А мы с мужем недоумеваем. Мы-то знаем, что такое внуки, когда тебе уже за пятьдесят. Я, например, за пятницу-субботу, когда у нас гостят внуки, теряю от 1.5  до 2-х килограмм просто так, и, да, когда ты уже не молод, это очень нелегко. Дети... Им надо бегать, скакать на диване, метаться на улице, а на тебе лежит ответственность — не дай бог, кто-то упадет, ушибется, что-нибудь сломает...  Ты смотришь за ними в оба глаза и не отходишь от качелей или от горки, так страшно, вдруг с ними что-нибудь случится.А тут сразу три мальчика, да ещё одного надо отвести в детсад, а потом забрать, другого в школу и тоже забрать, с ними надо погулять, им надо приготовить, их надо накормить, развлечь, уложить спать. Господи, сколько же сил на это надо.

Самое удивительное мы услышали от Миры, когда она сказала нам, что едет отдыхать. Оказалось, что дочь с зятем купили ей отдых в кибуце Эйн-геди, но... К отдыху автоматически прилагались двое внуков. У меня просто слов цензурных не было. И это отдых?!  Опять смотреть за двумя непоседливыми мальчишками?

И, как мне кажется, вот этот нескончаемый стресс все копился и копился, а потом у Миры начались проблемы со здоровьем. Сначала с почками. Потом со спиной, с ногами. А потом ей стало совсем плохо и врачи долго не могли поставить диагноз — её посылали то к ортопеду, то невропатологу, то советовали обследовать поджелудочную железу. Правда оказалась страшной — рак крови. Но лечаший врач сказал, что прогнозы благоприятные и сейчас с этой болезнью живут, больных поддерживают уколами и Мира как-то воспряла духом, а затем её положили в больницу. И все было хорошо. Но вот в больнице она заразилась воспалением легких и угасла в течение нескольких дней. 

И надо же, подруга, которой я рассказала о смерти Миры, отреагировала так же, как и я:«нельзя такие нагрузки в таком возрасте. Воспитание детей — удел молодых. А бабушки должны привлекатся только эпизодически»

 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded