albetina

Categories:

С Новым годом, с новым счастьем!

Поздравляю всех с новым 2019 годом! Пусть он будет мирным, удачным и счастливым для всех празднующих!

Новый год... Самый милый, сказочный и немного мистический праздник нашего детства. Золотые шары на елке, огоньки гирлянды, фейерверки, поздравления от всех встречных. Как это здорово, когда люди в канун нового года поздравляют друг друга и желают счастья, радости, удачи. Как здорово, когда после первых бокалов шампанского люди выходят на улицу и радуются этому празднику с друзьями, близкими и просто прохожими Люблю этот праздник всей душой и для внуков хочу сделать его таким же радостным, как это было у нас в нашем уже таком далеком детстве. 

Но вот досада, в Израиле к этому празднику некоторым товарищам надо обязательно примешать идеологию. Чем им так уж не угодил новый год?   Да чем угодно, приплести сюда можно всё, что захочется. Вот, наткнулась на интересную статью про Новый год, называется Новый год в подмандатной Палестине:

Сто лет назад Новый год в Палестине праздновали, в основном, британские солдаты, только-только отвоевавшие Святую землю у Османской империи. А у иерусалимского еврея, высунувшегося на улицу вечером 31 декабря, был хороший шанс получить пинок или затрещину от подвыпившего участника торжества. Совсем как у жителей еврейских местечек в ночь перед Рождеством. 

Но ситуация стала быстро меняться с прибытием Третьей алии – новых репатриантов из бывшей Российской империи и Румынии. Тот факт, что из всех прочих возможностей они избрали для себя жизнь в Палестине, свидетельствует о том, что национальные чувства имели для них немалое значение. Тем не менее, многие из них успели впитать и полюбить европейские традиции, в том числе и веселье в новогоднюю ночь. И вообще, это были, в основном, не бледные студенты йешив, а широкоплечие строители кибуцев. С ними британские солдаты связывались менее охотно, даже в состоянии алкогольного опьянения. 

И вот 30 декабря 1923 года в газете "Доар ха-йом" появилось следующее объявление: "Французский ресторан в Яффо, улица Аджеми (около полицейских казарм), понедельник 31 декабря 1923 года (Новый 1924 год). Танцевальный бал с 9 часов вечера до 1 часа ночи. Вход свободный". 

История умалчивает о том, насколько пышным и многолюдным был первый бал Третьей алии в Яффо. Но известно, что традиция новогодних празднеств в 20-е годы в Эрец Исраэль не прижилась. Руководство Гистадрута и Еврейского агентства относилось к ней неодобрительно, об ортодоксах нечего и говорить, да и многие светские евреи в ту пору были готовы отмечать скорее 1 мая, нежели Новый год. 

Установившееся в 20-е годы статус-кво нарушила новая алия – на этот раз, Пятая, большинство в которой представляли репатрианты из Польши, Германии, Австрии, Чехословакии. Евреи из Берлина и Варшавы, привыкшие веселиться в новогоднюю ночь, не собирались отказываться от этой традиции и в Палестине. Они бурно отпраздновали наступление 1933 года и собирались продолжить в том же духе и дальше. Предпраздничная суета начала ощущаться в Тель-Авиве уже в первых числах декабря 1934 года. Руководству первого еврейского города в возрождаемой Эрец Исраэль это пришлось не по душе. 

18 декабря 1934 года вопрос о праздновании Нового года обсуждался на специальном заседании городского совета под председательством заместителя мэра Тель-Авива Исраэля Рокаха. В принятой по его предложению резолюции подчеркивалось: "Муниципалитет видит в иностранном обычае праздновании Сильвестра безусловно нежелательное явление, противоречащее духу и традиции народа Израиля. Городской совет обращается ко всем владельцам кафе и ресторанов с просьбой не проводить никаких торжеств по этому поводу". Заметка в газете "Давар", посвященная этому заседанию, называлась: "Тель-Авив объявляет войну ассимиляции". 

Но, видимо, это не слишком помогло. Год спустя, в декабре 1935 года, тель-авивский муниципалитет был вынужден вновь публиковать аналогичное обращение к владельцам увеселительных заведений и напоминать им, а также остальным жителям города, о том, что "празднование Сильвестра не вписывается в стиль жизни нации в стране отцов". 

На владельцев кафе этот призыв воздействовал, а на обычных граждан – не очень. Как сообщала газета "Давар", наступление 1936 года в Тель-Авиве широко отмечалось в частных домах, а оживленное движение по улицам города продолжалось до самого утра.

Желающие отметить Новый год чувствовали себя чем дальше, тем свободнее. Уже в 60-е годы споры о том, можно ли евреям в Эрец Исраэль веселиться в так называемый "Сильвестр", отошли на периферию общественного сознания. Постепенно, они стали частью общей дискуссии между светскими и религиозными израильтянами и утратили свою прежнюю остроту. 

Так или иначе, уже в 1973 году вопрос о том, можно ли евреям отмечать "чужой" Новый год, всерьез никто не задавал. Ни муниципалитеты, ни общественные организации уже не пытались увещевать граждан, пытаясь отговорить их от участия в "ассимиляторских" торжествах. "Сильвестр" стал скромной частью израильского пейзажа – кто хотел, шел вечером 31 декабря в паб или ресторан, кто не хотел – ложился спать, как в любой другой день. 

Дискуссия о праздновании Нового года в Израиле развернулась с новой силой в 90-е годы, с приездом Большой алии из Советского Союза и стран, возникших на его месте. Тогда старый спор обогатился новыми нюансами – например, что именно мы отмечаем в ночь с 31 декабря на 1 января – "Сильвестр" или "Новигод"? Эта история с продолжением продолжается и по сей день.

Вон оно как. Борьба против Нового года тянется без малого уже сто лет. Так что, ни мы первые, ни мы последние отстаивали наш любимый праздник. И победа не заставила себя ждать. Все! Нет больше никакого загадочного Сильвестра (о котором даже Гугл ничего не знает), а есть только Нови год! 

И как же я этому рада! Пусть все празднуют, что хотят и никто никого не обижает упреками, что этот праздник и не праздник вовсе, а так, гойское нечто... Но даже сейчас находятся люди, идущие по стопам Тель-Авивского муниципалитета, которых возмущает празднование Нового года как классово чуждого праздника, идущего вразрез с линией партии иудаизмом. Их так и тянет хотя бы виртуально плюнуть в сторону отмечающих Нови год, осудить их как людей, отошедших от традиций. Но вот беда, в Израиле полно людей вовсе  не жаждущих жить в плену традиций, а просто стремящихся прожить свою единственную и неповторимую жизнь так, как им хочется, благо, для этого сейчас есть все возможности. А те, кому дороги традиции и связь с предками — соблюдайте, как вам хочется и пусть все организовывают свою жизнь как кому нравится.

Кстати, анекдот насчет традиций:

— слушай, а почему ты режешь сосиски пополам перед тем, как их пожарить? — спрашивает муж жену

— ну не знаю, у нас в семье такая традиция, так ещё моя мама делала

— а зачем вы режете сосиски перед жаркой? — спрашивает муж тещу

 —  ну не знаю, у нас в семье такая традиция, так ещё моя мама делала

Идут к бабушке и задают ей тот же самый вопрос. Бабушка оживляется: «а вы все ещё пользуетесь той маленькой сковородкой?»

Я вот встретила недавно старую знакомую, с которой долго не виделись. Они с мужем приехали в Израиль ещё до приезда большой алии и в то время у неё, по национальности русской, была возможность записаться еврейкой, что она и сделала. Нет, они приехали на вполне законных основаниях, вот только национальность ей смогли поменять, ну, это как в СССР евреи записывались русскими, всегда лучше принадлежать к титульной нации, чтобы тебя не щемили. В чем, правда, была выгода от этой записи, я так и не поняла. Если ради детей, то им при заключении брака все равно надо было бы доказывать свое еврейство, а это было чревато разоблачением.  Хотя, может в то время не было таких строгостей как сейчас и все, наверное, казалось неизменным, да и детей у них по приезде еще не было, и насчет их женитьбы они, знамо дело, даже не задумывались. Но вот неудобство, и весьма ощутимое, было — она не могла пригласить в Израиль ни мать, ни сестру. А сын их, родившийся уже в Израиле, окончив армию и университет, прошел гиюр и женился на религиозной сабре. И вот эта сабра, как рассказала моя знакомая, просто обожает Новый год. Они всегда ставят елочку и кладут туда всем подарки, в том числе и для невестки. И вот как-то этой религиозной невестке совсем не мешает ни елочка, ни дед Мороз, ни чоканье шампанским. А может, играет роль, что она ещё молодая и открыта всему новому?

И знаете, что самое интересное? Сфера услуг, торговля всегда оказываются более демократичными, чем государственные деятели. У них все просто - есть спрос, будет предложение и никакими постановлениями этого не отменить. Корыстные, чего уж там. И это вот и есть демократия по моему разумению. Поэтому в Кешет Таамим я безо всяких проблем приобрела костюм деда Мороза за 90 шекелей, а в центре Нетании отыскала фальшивую бороду за десять шекелей. А сыграть роль деда Мороза мы уговорили одного нашего друга. Правда, семилетний скептик пробурчал себе под нос, что дед Мороз-то ненастоящий, но тут же забыл об этом, кинувшись разбирать подарки. Итого, приход деда Мороза обошелся мне всего в 100 шекелей вместо 800. Это под Новый год так взвинтили цены...

 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded